Достаточно ли миллиарда, чтобы заполнить пустоту на месте веры в человечество?.. //«Золотой телёнок» (1968)

«Золотой теленок» (Михаил Швейцер, 1968) - постер
«Золотой телёнок» — фильм 1968 года по одноименному роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова. Режиссер и автор сценария: Михаил Швейцер . В главный ролях: Сергей Юрский, Леонид Куравлёв, Зиновий Гердт, Евгений Евстигнеев.
 

 
Бухгалтер Корейко получал зарплату в 42 рубля. Средняя зарплата для похожей должности, например, в 2019 году по России — от 30 до 50 тыс. руб. — так что мечта Остапа Бендера о «миллионе на тарелочке с голубой каемочкой» — в наших реалиях — это 1 миллиард рублей.
Cходные цифры дает и прямое сопоставление цен на основные продукты — мука, соль, вареная колбаса и т.д. — см. ниже скан газеты 1927 года.

 

К чему это всё в тексте “про фильм”? А к тому, что знание этих цифр дает нам шанс куда как лучше прочувствовать масштаб соблазна/мечтаний Остапа и компании и, соответственно, — всю достоверность передачи внутреннего мира героев Михаилом Швейцером и гениальными Сереем Юрским, Леонидом Куравлёвым, Зиновием Гердтом, Евгением Евстигнеевым… и, одновременно, — дает нам шанс прочувствовать весь тот ужас, в котором живем мы

Ведь то, как повернул собственную судьбу Остап Бендер, как он почти повернул судьбу доверившихся ему, — это есть ничто иное как фактическое самоубийство человечности — убийство своей совести и своего человеческого достоинства.
Ни Бендер, ни Шура Балаганов, ни Паниковский не были хорошими людьми. Но не были они и бесчувственными уродами, не были убийцами и мародерами. Они хотели себе комфортной, красивенькой жизни и чтобы от них всё отстали — они хотели подворовывать себе крошки с общего стола, но не более того. Они не могли/ не смогли/ не захотели пойти в ногу со всей их страной, но и хватать-кусать за ноги идущих вперед они тоже не хотели. Они берегли остатки своего уважения к себе, даже если от этого уважения как у Паниковского остались лишь лохмотья…

И тут на их пути встретился монстр. Существо, которое построило свою жизнь за счет жизни сотен и тысяч людей, лишенных им жизни, — существо, которое вырывало у умирающих от голода кусок хлеба, чтобы утолить свою никчемнейшую страстишку к деньгам… Вполне возможно, что это существо с усиками и челкой считало себя сверхчеловеком, презирало всех людишек вокруг и жило лишь надеждой на скорейшее свержение Советской власти… вполне возможно… — но фишечка в том, что главное, что им двигало, после того как оно тихонечко-подленько наливалось кровушкой чужих усилий и жизней — это страх… — забиться, спрятаться, сделать вид, что оно нормальное… а еще очень тщательно следить за своим здоровьицем… — страх за себя-обожаемого — он такой…

И вот с этим кровавым ничтожеством столкнулся наш герой. И замазался им по самую макушку. Замазался и понял себе цену — миллион/миллиард — всего-то — ничтожные дензнаки оказались равны ему. Мене, мене, текел, упарсин.
Можно конечно притворятся дурочком-романтиком и/или мнить себя несоветским персонажем — Рио-Рио-Рио-де-Жанейро — но оценив веру в человечество, а значит и в себя, в дензнаках и смирившись с этим — остается только в омут/ в сугроб — для гарантии утяжелив себя металлом и камушками…
Нет, до этого еще можно попробовать доказать, что ты еще вполне человек что тебя любят или, по крайней мере, могут любить… но оказалось, что нет — оказалось, что ты уже всего лишь блестящая кажимость — тебя не могут полюбить тебя как тебя… так, пожалеют вместе с собой и всё…
Вот даже Шура сам собой спрятался в свою никчемность — лишь бы не продать душу — не пировать на костях сотен и тысяч умерщвленных упырем Корейко…

 

. . .

 

А что это нам?  А нам это то, что живем мы сейчас в стране, где десятки-сотни корейко искалечили нашу страну, построенную потом, кровью и жизнями миллионов… ограбили, а потом вроде как немного поделились, одновременно продолжая посасывать кровушку еще живого наследия… и мы согласились и живем… и вроде как сделали вид, что всё — забыли проехали…

…Хочется сказать, что нет — живем, но не согласились, не забыли и не проехали, а помним и рано или поздно припомним…
Что ж — надежды и память о самоуважении они такие… Впрочем, не стоит говорить за всех — человеки все разные — и где-то чистое вновь вырастает, а когда-то уйдет в тлен и всё подлое из прежнего, и еще будут сбываться на нашей земле мечты не только идиотов …

А чтобы помнить о темных дорожках, соблазнах золотых тельцов, слабостях человека, а равно — (бес)ценности достоинства человека — есть великое кино. Спасибо вам Илья Арнольдович, Евгений Петрович, Михаил Абрамович, Сергей Юрьевич, Зиновий Ефимович, Евгений Александрович… низкий поклон! Долгих лет жизни — Леонид Вячеславович!

 
 

«Золотой теленок» (Михаил Швейцер, 1968) - Леонид Куравлев, Сергей Юрский,  Зиновий Гердт - фильм (фото, кадр)

 
 

Вырезка из газеты 1927 года

 
 

Кадры из фильма:

 
 

 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ Путь СССР – от беспризорников к звездам…
//«Путевка в жизнь» (Николай Экк, 1931)
■ Зачем быть честным, если скоро умирать?…
// «Старики-разбойники» (Эльдар Рязанов, 1971)
■ Когда людоед целует своего ребенка на ночь — он оценивает каков ребенок на вкус? // «Бразилия» (Терри Гиллиам, 1985)
■ Лучший мир из возможных на Земле…
// «Семеро смелых» (Сергей Герасимов, 1936)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«Когда я стану великаном» (реж. Инна Туманян, в гл.р. Михаил Ефремов, 1979, СССР)

Конец вечности детства…
//«Когда я стану великаном» (И.Туманян, 1979)

Что может быть прекраснее и ранимее юной души? Пожалуй, лишь советская традиция “школьного кино” умела предельно бережно касаться её. Умела возвысить и героев, и нас, зрителей. Только в советских фильмах столь изящно открывался мир поэзии, мир влюбленности, мир обезоруживающей искренности, сложности и трагичности “почти взрослых чувств”…

«Кон-Тики» - «Kon-Tiki» (реж. Хоаким Роннинг, Эспен Сандберг, 2012)

В защиту колумбов. Экзистенциальная речь о людях par excellence…
//«Кон-Тики» (2012)

Они яростно верили в себя. Колумб обманул всех. Тур Хейердал повел за сказкой… Но человека ведет не ложь – ведут мечты, грёзы…
Уходя в горизонт, мы ищем только свой мир. Мы идем за свободой. Мы уплываем в себя – туда, где нас не будет дергать за ниточки мелочное чужое. Мы стремимся к любви…

«Старики-разбойники» (реж. Эльдар Рязанов, 1971)

Зачем быть честным, если скоро умирать?…
//«Старики-разбойники» (1971)

Он потерял всё: работу и её смысл, семью, дом, здоровье, остроту ума… Его уже нет. Жизнь развеялась как дым — пара лет, пара месяцев, а, может, дней и всё… Да? Нет! Его бестолковость — это не порождение немощи или надвигающегося маразма — но жизнь в мудрости…

«Обыкновенное чудо» - фильм Марка Захарова (1978)

О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (1978)

В пьесе Евгения Шварца другой финал был приготовлен и для Администратора, и для Короля — финал, не оставляющий шанса подарить им любовь, а значит не оставляющий шанса увидеть в каждом из них человека…

«Юность Максима» (1934), «Возвращение Максима» (1937), «Выборгская сторона» (1938) (режиссеры Григорий Козинцев, Леонид Трауберг)

Правда о нашей Революции и Спасении…
//«Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона» (1934‑1938)

«Трилогия о Максиме» — три фильма, созданных в Правде мечты, в Правде памяти, которая питала сотворение небывалого, в Правде воспоминаний об обстоятельствах рождения, что никто из нас никогда не проживает как “объективный” свидетель, но что входит в нашу кровь и плоть, на всю нашу жизнь…

«КиноКакПовод» — тексты на экзистенциальные темы,
тексты не “про кино” — не пересказы сюжетов, не искусствоведческие (де)конструкции, не выискивания “зашифрованных смыслов” и, тем более, не собирание околокиношных баек;
каждый фильм здесь — начало разговора — повод и помощь в разби­рательстве с «жизнью и смертью, судьбой и свободой, другими и собой…»;
большинство фильмов здесь — [горькое] лекарство для души, честный взгляд на человека, шанс выйти за границы теперешнего себя.
«Четыреста ударов» - «Les quatre cents coups» (Франсуа Трюффо, 1959)

Зло не ходит по улицам под бой барабанов…
//«Четыреста ударов» (1959)

Мы, в своих утешающих фантазиях, всегда хотим думать, что зло творят злодеи. Что есть такие специальные люди, которые живут и думают — как бы сейчас сделать зло. … Реальностью же является то, что нет никакой метки на человеке, который буквально в следующий миг совершит зло.

«Нежность» (реж. Эльёр Ишмухамедов, 1966)

Человеческое сердце – всегда больное сердце…
//«Нежность» (1966)

Наше больное сердце выбрасывает нас из механичности событий и дарит счастье. Счастье узнать то, что больше всех механизмов пространства и времени вместе взятых. Счастье смотреть на весну, счастье видеть радость других и проживать его как своё. Счастье любить и видеть любовь других.
И счастье понимания чуда жизни человеком. Чуда, которое не может не быть хрупким. Самым хрупким из существующего. Которое надо беречь во что бы то ни стало. До конца, до последнего удара сердца.