Когда чужая боль больнее…
//«Чучело» (Ролан Быков, 1983)

«Чучело» (реж. Ролан Быков, 1983) - Кристина Орбакайте, Юрий Никулин - фильм (фото, кадр)
«Чучело» (реж. Ролан Быков, 1983): «…в шестой класс провинциальной школы приходит новая ученица Лена Бессольцева; она живет со своим дедом, который тратит все деньги на покупку картин; Лена старается подружиться со всеми в классе и не замечает обид; однажды она берет на себя чужую вину…».
 

 
Мы не безнадежны… мы спасаемы… потому что среди нас есть те, для кого чужая боль, чужая радость, чужая судьба значимее, чем своя собственная.
Потому что нет для них – чужой жизни. Нет той границы, внутри которой вот они – они, внутри которой – их драгоценное «Я», «Моё», лелеемые мечты, превозносимые достижения, отгоняемые страхи, ожидаемые удовольствия…, а за которой все остальные-другие с их чужой, а потому по-настоящему не существующей болью, радостью, надеждами, страхами…
Есть эти люди – настоящие люди, которые и делают человечество – человечеством, человечным обще-житием, а не разросшейся популяцией особей, способных только урвать своё, себе, для своих.

Как это чужая боль и страх — больнее и страшнее? Как это чужие надежды — значимее?

А все просто — ты видишь его, и видишь мир его глазами, и проживаешь его чувства как свои — ты вне и внутри одновременно… и ты видишь то, что его окружает, куда он идет и куда придет — ты ощущаешь, что он чувствует сейчас и что, как ты ясно видишь, он будет чувствовать потом — ведь дорога его и его шаги перед тобой… Тебе больно за него и сейчас — ведь его эмоции отражаются в тебе такими же жгучими эмоциями как те, что бывают лично с тобой, но тебе больно за него и в его будущем — ты с ужасом проживаешь здесь и сейчас то, что будет потом длиться с ним, длиться и длиться…

Когда он предает сейчас — его сковывает страх, его тянет неизбежность натуры стадного существа, которое не может противостоять всем и должно отдаться общей воле — он не видит другого пути, кроме того, которым его ведет «общее желание» — желание большинства; и он не видит себя как отдельного от той ситуации, в которой он здесь и сейчас, как отдельного от своих теперешних переживаний, которые он хочет прекратить, но которые поглотили его внимание полностью…
Ты же видишь его как отдельного — как человека, который чертит свой путь несмываемыми чернилами, который загоняет себя в лунку судьбы, по которой он покатится в будущую боль и невозможность вырваться из уже случившегося… когда он будет один, когда вынуждающие обстоятельства уйдут и он встанет перед приговором своей ущербности…

 

Значит ли это, что тот, кто так чувствителен к проживанию жизнью другими, также зряч и к себе? Конечно нет. Он знает свои чувства как «всего лишь чувства» — ну да, подумаешь — я переживаю, но это всего лишь мои страхи и мои страдания, которые я выношу и вынесу — моя совесть про них молчит и это главное — я их переживаю и этим не делаю ничего плохого, а значит я их переживу… Стыдно —  когда делаешь плохо другому, стыдно — когда не помог другому. Стыдно сейчас и будет стыдно потом… всегда, когда память обернется к содеянному. А что мои «личные чувства» — так, проходящая слабость,… что от них останется — смутная тень, а потому не страшны они.
Долг, достоинство, совесть — они навсегда, а желания-хотелки-страхи… были и прошли…

 

Проживать значимость реальности жизни других, а не купаться в лужице собственных удовольствий-неудовольствий, поначалу, для юного человека с так открытой наружу душой, превращается в стремление сделать другим хорошо здесь и сразу. Понравиться, чтобы другим было приятно быть с ним рядом… угодить, согласиться, подстроиться… лишь бы увидеть в других радость.
И лишь потом человек может научиться включать эту сиюминутную радость одного другого в общий поток жизни многих-многих других. И тогда, чувствующая других душа, научается быть не добренькой, а доброй — проходить через сиюминутные позывы, исходящие от других, ради Блага и их, и многих.

 

. . .

 

Иметь чувствилище для чувствования других душ — как это много, как прекрасен и ошеломляюще широк может быть такой общий мир.
Как утешающе в нашей краткой жизни уметь предвосхищать будущность череды поколений, уносящих в грядущее радость бытия, и как щемяще тепло и сладко иметь возможность воскресить в своей душе радость и надежды ушедших предков.

Но как больно столкнуться с невозможностью поправить непоправимый поступок другого. Когда ему отдается вся сила твоих сопереживаний, а он совершает нечто, что рушит его и чужие жизни. И ты ничего не может с этим поделать — и ты понимаешь, что воспринимая его как себя — ты остаешься собой, а он собой. Что он заперт в себе и будет и дальше разрушать себя, других и тебя среди них… и что ты тоже заперт в себе и нет такой жертвы, которую ты можешь принести, ради его спасения… что ты всего лишь можешь пытаться помочь, отдавая ему свою веру в него… но спасти он может лишь себя сам… и он себя не спасает.

 

. . .

 

Отображение человека — отражение его, фотография, кинозапись, картина. Мы смотрим на образы из прошлого — им может быть и сотня лет, и десять, и день, и мгновение — время перестает иметь значение. Мы обретаем себя рядом с теми, кто изображен — мы все проживаем в едином времени и месте.
Наше чувствилище другого в себе отрыто и для другого-ушедшего — он не уходит, а проживает вместе с нами… он здесь… он дарит нам свою помощь… и эта помощь может спасти… и спасает…
Лик человека, его образ — он прямо входит в нас. Также может входить и слово, и другое сотворенное до нас и для нас, но для этого надо знать многое, надо быть подготовленным… изображение же нас — вот оно — есть и всё… почти «всё» — необходимо «лишь» уметь открыть ему свою душу, увидеть вместо «предмета искусства» — близкую душу…

 

Сколько стоит попытка помочь нескольким детям пробудиться к человечности? А одному?
Стоит ли она многих отданных лет на написание картин, на их сохранение и оберегание? Стоит ли она перевернутой жизни великого Ролана Быкова?
А могут ли те, кто отдают себя для-ради других поступать иначе? Могут. Но останутся ли они после этого собой и смогут ли продолжать жить?

 
 

 
«Чучело» (реж. Ролан Быков, 1983) - Кристина Орбакайте, Юрий Никулин - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 
 

 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ Конец вечности детства…
//«Когда я стану великаном» (Инна Туманян, 1979)
■ Жизнь впервые…
//«Не болит голова у дятла» (Динара Асанова, 1974)
■ Человеческое сердце — всегда больное сердце…
//«Нежность» (Эльёр Ишмухамедов, 1966)

■ О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (Марк Захаров, 1978)
■ Зачем быть честным, если скоро умирать?…
//«Старики-разбойники» (Эльдар Рязанов, 1971)

■ О том, что дает силы жить…
//«Патерсон» (Джим Джармуш, 2016)
■ Самоотречение. О тех, кто спасают(ся)…
//«Аритмия» (Борис Хлебников, 2017)

"Сама себя не похвалишь, никто тебя не похвалит": о некоммуникабельности чувств и слов…
//«Смятение чувств» (Павел Арсенов, 1977)
■ Зло не ходит по улицам под бой барабанов…
//«Четыреста ударов» (Франсуа Трюффо, 1959)
■ Ноша зла для доброго сердца…
//«Таксист» (Мартин Скорсезе, 1976)
■ Лицо – маска, жизнь как у скота… – это реальный человек, а всё остальное лишь (само)обман?
//«Дорога» (Федерико Феллини,1954)
■ Разумные существа – существа бесчеловечные, человек – это любовь…
//«Забытые» (Луис Бунюэль, 1950)

■ СССР. Начало пути к звездам…
//«Путевка в жизнь» (Николай Экк, 1931)
■ Лучший мир из возможных на Земле…
//«Семеро смелых» (Сергей Герасимов, 1936)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. [«медленное чтение» — фразы-смыслы текста/фильма для обдумывания еще] :

    1. [восторг возможности бытия-вместе]

      «…Иметь чувствилище для чувствования других душ — как это много, как прекрасен и ошеломляюще широк может быть такой общий мир.
      Как утешающе в нашей краткой жизни уметь предвосхищать будущность череды поколений, уносящих в грядущее радость бытия, и как щемяще тепло и сладко иметь возможность воскресить в своей душе радость и надежды ушедших предков…»

    2. [человечество скреплено в единое тело; возможность единства человечества основано на возможности одного человека жить значимостью жизни другого человека больше, чем своей]

      «…Мы не безнадежны… мы спасаемы… потому что среди нас есть те, для кого чужая боль, чужая радость, чужая судьба значимее, чем своя собственная. .. Есть эти люди – настоящие люди, которые и делают человечество – человечеством, человечным обще-житием, а не разросшейся популяцией особей, способных только урвать своё, себе, для своих…»

    3. [возможность проживания миром другого фундирована возможностью человеку быть без границы “моего”]

      «…нет для них – чужой жизни. Нет той границы, внутри которой вот они – они, внутри которой – их драгоценное «Я», «Моё», лелеемые мечты, превозносимые достижения, отгоняемые страхи, ожидаемые удовольствия, а за которой все остальные-другие с их чужой, а потому по-настоящему не существующей болью, радостью, надеждами, страхами… …»

    4. [знание другого полнее знания себя — ведь оно сополагается из сопереживания и из предугадования продления пути другого]

      «…ты видишь мир его глазами, и проживаешь его чувства как свои — ты внутри, но и вне одновременно — ты видишь то, что его окружает, куда он идет и куда придет — ты ощущаешь, что он чувствует сейчас и что, как ты ясно видишь, он будет чувствовать потом — ведь дорога его и его шаги перед тобой… Тебе больно за него и сейчас — ведь его эмоции отражаются в тебе такими же жгучими эмоциями как те, что бывают лично с тобой, но тебе больно за него и в его будущее — ты с ужасом проживаешь здесь и сейчас то, что будет потом длиться с ним, длиться и длиться…»

    5. [ужас трагедии (в т.ч. совершения зла) сильнее в осознании её окончательности; в момент своего развертывания трагедия предстает последовательностью шагов, которые затуманивают взгляд своей не катастрофичностью в их отдельности/обыденности]

      «…Ты же видишь его как отдельного — как человека, который чертит свой путь несмываемыми чернилами, который загоняет себя в лунку судьбы, по которой он покатится в будущую боль и невозможность вырваться из уже случившегося… когда он будет один, когда вынуждающие обстоятельства уйдут и он встанет перед приговором своей ущербности…»

    6. [погруженность в толпу лишает взгляда на себя как на отдельного, лишает возможность увидеть ответственность именно себя]

      «…его сковывает страх, его тянет неизбежность натуры стадного существа, которое не может противостоять всем и должно отдаться общей воле — он не видит другого пути, кроме того, которым его ведет «общее желание» — желание большинства; и он не видит себя как отдельного от той ситуации, в которой он здесь и сейчас, как отдельного от своих теперешних переживаний, которые он хочет прекратить, но которые поглотили его внимание полностью…»

    7. [человек, переживая нечто здесь и сейчас, не в состоянии в это же время оценить в полноте значимость своего переживания только на основании чувств/эмоций;
      значимость случающегося “взвешивается” не чувствами, а отнесением к должному — к совести; значимость прожитого ясна только когда видна не из текущего времени — видна из “вечности” — когда она не может “пройти”]

      «…Он знает свои чувства как «всего лишь чувства»: «ну да, подумаешь — я переживаю, но это всего лишь мои страхи и мои страдания, которые я выношу и вынесу — моя совесть про них молчит и это главное — я их переживаю и этим не делаю ничего плохого, а значит я их переживу»… Стыдно — когда делаешь плохо другому, стыдно — когда не помог другому. Стыдно сейчас и будет стыдно потом… всегда, когда только память не обернется к содеянному. А что мои «личные чувства» — так, проходящая слабость,… что от них останется — смутная тень, а потому не страшны они. Долг, достоинство, совесть — они навсегда, а желания-хотелки-страхи… были и прошли…»

    8. [юношеский максимализм — сделать хорошо для всех, здесь и сразу; соизмерение с реальностью — существование добрым, а не добреньким — требует соизмерения порыва души с (пред)видением хода времени]

      «…Проживать значимость реальности жизни других, поначалу, для юного человека с открытой наружу душой, превращается в стремление сделать другим хорошо здесь и сразу. Понравиться, чтобы другим было приятно быть с ним рядом… угодить, согласиться, подстроиться… лишь бы увидеть в других радость. И лишь потом человек может научиться включать эту сиюминутную радость одного другого в общий поток жизни многих-многих других. И тогда, чувствующая других душа, научается быть не добренькой, а доброй — проходить через сиюминутные позывы, исходящие от других, ради Блага и их, и многих…»

    9. [боль непоправимости поступка другого; боль невозможности человеку спасти другого, без усилия с его стороны]

      «…как больно столкнуться с невозможностью поправить непоправимый поступок другого. Когда ему отдается вся сила твоих сопереживаний, а он совершает нечто, что рушит его и чужие жизни. И ты ничего не может с этим поделать — и ты понимаешь, что воспринимая его как себя — ты остаешься собой, а он собой. Что он заперт в себе и будет и дальше разрушать себя, других и тебя среди них… и что ты тоже заперт в себе и нет такой жертвы, которую ты можешь принести, ради его спасения… что ты всего лишь можешь пытаться помочь, отдавая ему свою веру в него… но спасти он может лишь себя сам… и он себя не спасает.…»

    10. [вневременность бытия-вместе / (обще)человечного, их бессмертность]

      «…Наше чувствилище другого в себе отрыто и для другого-ушедшего — он не уходит, а проживает вместе с нами… он здесь… он дарит нам свою помощь… и эта помощь может спасти… и спасает…
      Отображение человека — отражение его, фотография, кинозапись, картина. Мы смотрим на образы из прошлого — им может быть и сотня лет, и десять, и день, и мгновение — время перестает иметь значение. Мы обретаем себя рядом с теми, кто изображен — мы все проживаем в едином времени и месте.
      Лик человека, его образ — он прямо входит в нас. ..изображение нас — вот оно — есть и всё — необходимо «лишь» уметь открыть ему свою душу, увидеть вместо «предмета искусства» — близкую душу…»

    11. [быть человечным — это выбор человека, но если он его отринул — то он перестает и быть человеком]

      «…могут ли те, кто отдают себя для-ради других поступать иначе? Могут. Но останутся ли они после этого собой и смогут ли продолжать жить?…»

  2. Великий фильм Ролана Быкова. В статье затронут лишь один пласт, может быть самый важный, но один. А ведь еще столько через него открывается окон в души людей-человеков.

    — — — — — — — — — — — — —

    …она вошла в класс… как рада она была открыться им всем… как хорошо быть вместе… как чувствовала она восторг ожидания новых друзей… новой себя, в новом мире… как доверяла она всему, что есть — ведь если она хорошая, если она будет делать как хорошо — значит всё-всё будет хорошо…

    ..а потом “реальность” мира начала бить… они начали бить и она ушла в себя… она стала пытаться сделать невозможное… она хотела перевернуть мир… сделать всё-всё чтобы сделать лучше… и она бы сломалась, если бы не любовь и соразмерность души пусть немногих, но живущих рядом с ней… иначе бы она просто сломалась…

    — — — — — — — — — — — — —

    …а кто-то уже вкусил “сладость” манипуляции другими… созревшая девушка хочет использовать мальчика как свою первую сексуальную игрушку…

    — — — — — — — — — — — — —

    …и два непересекающихся мира … взрослый мир не слышит детский… детский взрослый…
    …поколения живут не слыша… не желая нагружать себя причинами, оправданиями, целями друг друга… со своими бы разобраться — оправдываются они… и естественно не разбираются…

    . . .

  3. [избр.комментарии с zen.yandex.ru/kinokakpovod]:

    1. [Ел Аг]
      фильм, особенно в детстве, а впрочем и сейчас, — производит очень сильное впечатление…
      И если сразу не ставить клеймо «чернуха» (а это очень удобно, чтобы не думать ни о чем дальше) — то в нем (и, да, с помощью него) есть в чем разбираться и разбираться…

      `
      [КкП]
      Ел Аг, перестроечная и постперестроечная «чернуха» выработала стойкое отвращение у очень многих к злым и бездарным фильмам, которые лепились на потребу «прогрессивной общественности». И это правильно.
      К счастью фильм «Чучело» — совсем из другой категории…

      `
      [Driver Pete]
      Это один из лучших фильмов в истории мирового кинематографа, говорящий о предательстве, о чувстве собственного достоинства, о стадном инстинкте … и о детстве.
      Жаль, что в жизни Кристины Орбакайте так и не появилось другого Быкова. Впрочем, «это уже совсем другая история».

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«The Straight Story» - «Простая история» - «История Стрейта» (реж. Дэвид Линч, 1999)

Образец приключенческого кино… //«Простая история» (Д.Линч, 1999)

Дэвид Линч снял образец кино. Захватывающее, завораживающее; полное событий, опасностей, силы героя. Фильм о движении к цели – к сокровищу – затерянному среди далеких земель и внутри тебя; о прекрасном мире и неожиданных встречах, о чуде спасения от неминуемой гибели, о бесконечном пространстве, неумолимом времени и человеческом тепле понимания.
Мастер снял фильм о передвижении старика на газонокосилке через два сельскохозяйственных штата.

«Ускользающая красота» - «Stealing Beauty» (Бернардо Бертолуччи, 1996) - Лив Тайлер

Как удержать жизнь, утекающую сквозь пальцы? Оплести гармонией время…
//«Ускользающая красота» (Б.Бертолуччи, 1996)

Красота человека. Волнующая, притягивающая к себе, обволакивающая тебя собой. Она так хрупка… Как можно быть без этой красоты. Без этой невыразимой естественности бытия… Жизнь? Её ровно столько же у старика, как и у юнца. Сейчас, сегодня. У старика нет завтра? У молодого его тоже ведь нет. Но он думает что есть. Обещание жизни ценнее, чем сама жизнь. Мы грезим вечностью в своих желаниях…

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013)

Плоды жизни, что проходит не так…
//«Спасти мистера Бэнкса» & «Мэри Поппинс»

…фильм смог добавить и к диснеевскому, и к советскому мюзиклам недостающие измерения — раскрыть «сказку о лучшей и всемогущей няне» до трагической полноты многомерности жизни…

«Пять легких пьес» (1970)

(не)Жить чужой жизнью…
//«Пять легких пьес» (1970)

Он был талантливым ребенком талантливых родителей; его успех был гарантирован; ему подарили уже готовую жизнь… Но где в этом был он сам? А он сам — это и есть та плата, которую с него взяли, его не спросив…

«Отрыв» - «Taking Off» (Милош Форман, 1971)

Комедия поколений — отрыв, взлет, сброс, ампутация… подражание, съемка…
//«Taking off» (М.Форман,1971)

Перед «Пролетая над гнездом Кукушки» Милош Форман снял именно этот фильм. Фильм про детей, родителей, хиппи, музыку, травку и любовь. Фильм про зависимость человека, которая становится еще заметнее именно у тех, кто объявляет себя разрушителями и освободителями от старого и прежнего. И фильм про заботу, которая может не значить любовь…

«Дорога» - «La strada» (реж. Федерико Феллини, 1954) - Энтони Куинн, Джульетта Мазина

Лицо – маска, жизнь как у скота… Это и есть реальный человек, остальное – (само)обман и мечты?…
//«Дорога» (Феллини, 1954)

Фильм, после которого весь мир признал гений Феллини, который этому миру был очень нужен… Фильм, после которого Феллини пережил психический надлом, который он сам много позже назвал «Чернобылем души».

«Ложное движение» / «Falsche Bewegung» (реж. Вим Вендерс, 1975)

Бессилие слов и боли…
//«Ложное движение» (Вим Вендерс, 1975)

Слова мертвы, если они обращены к тем, кто их не слышит. Слова не могут дать слух. Не могут заставить сдвинуться с места. Это делают не слова. Движение не рождается из слов.
Движение даже не рождается из боли и крови. Чтобы слова, боль, кровь имели силу, она должна быть у тех кто их слышит, видит, со-чувствует…

«Забытые» - «Los olvidados» (реж. Луис Бунюэль)

Не разум спасает человека от чудовища в нём самом, не интеллект сохраняет человечество…
//«Забытые» (Л.Бунюэль, 1950)

Через 21 год после разрезания глаза в «Андалусском псе», столп сюрреализма Луис Бунюэль снял фильм по канонам итальянского неореализма и очень близко к советскому взгляду на мир. Но это был совсем другой мир…