Плоды жизни, что проходит не так…
//«Спасти мистера Бэнкса» & «Мэри Поппинс»

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013)
«Спасти мистера Бэнкса» / «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013, США-Великобритания-Австралия): «…история трагического детства создательницы Мэри Поппинс, сплетенная с историей создания классического фильма студии Disney…».

 
 

 
Всё было, конечно, совсем не так.
Но теперь всё будет именно так.

 

Дисней — человек и студия — в 2013 году завершили дилогию, которую начали в 1964, а точнее в 1961, а еще точнее, которая началась 9 августа 1899 года в австралийском Мэрибо. Именно так — чтобы принять правду и глубину и фильма «Спасти мистера Бэнкса» 2013 года, и мюзикла «Мэри Поппинс» 1964 года — нужно смотреть их оба. Причем смотреть вместе с детьми — одновременно и сразу — своими и их глазами, взглядом на них и на себя.
А потом прочесть биографию Памелы Линдон Трэверс, урожденной Хелен Линдон Гофф, дочери Трэверса Роберта Гоффа — мистера Бэнкса…

Ниже лишь три этюда, вызванные образами отца и дочери — героев фильмов, книг и жизни.

 

* * *

 

Жизнь человеческая проходит не так. Жизнь наша проходит не так. Не так как должна. Мы, как шар на биллиардном столе, катимся посланные ударом рождения. Катимся, а в нас влетают другие шары; катимся и втыкаемся в непреодолимый борт обстоятельств; катимся, падаем наконец с облегчением в лузу — но это опять оказывается не то — что-то нас выдергивает и мы опять катимся, летим, ударяемся, бьемся…
Мы даже можем вообразить, что с какого-то момента своей жизни берем кий судьбы в свое управление, а кто-то даже с маниакальным упорством воображает, что раз за разом посылает себя в нужном (ведь он так уверен, что именно — в нужном) направлении.
Но — непробиваемость обстоятельств, инерции прежней жизни и жизни других сбивает, запутывает, посылает не в ту сторону, бьет, ранит, закручивает не тем и не с теми; на тебя налипает весь твой путь, всё то случившееся, что уже стало для тебя ценностью, а равно весь мусор пройденного — и это то, от чего ты уже сам не можешь отказаться, потому как прилипшее к тебе по твоей дороге/ то что ты сам присоединил к себе — уже стало тобой… И ты все меньше и меньше способен катится по прямой, да даже и не по прямой, а просто в том направлении, в котором мечталось…

Но — это всё не правда. Это всё не будет правдой. Потому что правдой будет то, что ты оставишь в себе — правдой будет то, что ты сохранишь как главное движение твоей жизни, а не те хаотичные, вынужденные, мучительно повторяющиеся метания, которыми были наполнены твои обреченно серые будни, в каких бы внешних декорациях всё не происходило.
Правдой будут не удары судьбы, не усталость, холод, жара, боль; не нелепые ошибки, минуты слабости, приведшие к трагедиям; не бесконечные пустые дни, заполненные суетой — правдой будут то, что ты пронес через все это в себе — в своей тайной сокровищнице — в сердце — что свидетельствует о лучшем, о добром, о любви.

 

* * *

 

Что ценно нам?
Где сокровище творца-мастера-художника?
В созданном или в нем самом?
Как видим мы то, что выходит из наших рук, что рождается из наших мук — как то, что перевешивает в своей искусной самоценности всё другое или как отблеск, украшение, попытка закрепить в вечности то единственно-безусловно-важное, что было, что есть в нас — то, что мы любили, то, что мы любим, того кого мы любили и любим?
Попытка поделиться знанием о вечности бытия не наших чувств, не наших переживаний, а знанием о вечности бытия того, к кому были эти чувства, того кто был и есть — чье существование равноценно нашему существованию —  того, ценнее кого не может быть для нас как для существующих — ведь что может быть ценнее, чем равное в своем бытии всему бытию — нам, миру, Богу… — что может быть ценнее — любимого…

Это не значит, что мы жили и живем только для любимых нами. Это ведь и есть та самая трагедия жизни — жизнь идет поперек и нас, и, что страшнее, наших любимых. Но боль от невозможности жить как нужно — от невозможности сделать любимых счастливыми — эта боль и оставляет нас людьми — и хоть в какой-то мизерной доле, в очень смешной для трезвого взгляда доле, — извиняет и нас, и эту нелепую жизнь…

Если у тебя есть дар, то ты можешь попытаться претворить эту боль в слово, в картину, в звук, в кадр — чтобы сотворить еще одну маленькую точку опоры, в маленький указатель и знак — чтобы помнить о том, что пребудет всегда.

 

* * *

 

Человек слаб, он хочет быть слабым…
он думает, что ему непосильно нести ту ношу, что он несет…
но он может…
и даже химия алкоголя не способна отнять у него его самого, пока он еще видит, пока он еще помнит, кто этот — он сам…
и в этом его — “сам” — и его близкие тоже, может быть даже в первую очередь…

Он может пытаться спрятаться, он может пытаться предать себя — но реальное существование любимых пересилит — и даже в той горькой бездне, в которой он, понимая свою слабость и ничтожность, оказался, он будет лелеять надежду, что у любимых будет потом всё хорошо, что у них получится счастливая жизнь — и он им своей слабостью поможет — он снимет с них груз своей никчемности — он, так многого не сделавший, оставит их для жизни…
И это его будет утешать — и в этом он будет больше всего заблуждаться, потому что те, кого он любит, и те, кто любит его, — с его смертью никогда не будут счастливее, чем с его жизнью — никогда

 
 

 
«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 
«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон, Том Хэнкс - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

 
 

 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ О том, что дает силы жить…
//«Патерсон» (реж. Джим Джармуш, 2016)
Как удержать жизнь, утекающую сквозь пальцы? Оплести гармонией время…
//«Ускользающая красота» (Бернардо Бертолуччи, 1996)
О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (Марк Захаров, 1978)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. [комментарий 1]
    «…правдой будет то, что ты сохранишь как главное движение твоей жизни…»

    Сколько людей может сказать, что в своей «не так идущей жизни», они знают, что для них будет «так/правильно идущей жизнью»?
    И не это ли счастье человека, у которого есть «призвание»? Даже если его «призвание» раз за разом не реализуется?
    Ведь если не реализуется, значит он знает, ЧТО нужно ему от жизни, или хотя бы — по КАКОЙ дороге ему нужно идти, или хотя бы — в КАКУЮ сторону…
    Поэтому если «призванный» страдает от мешающего ему по жизни — пусть в этом своем страдании помнит об этом своем счастье

    `
    Re: [комментарий 1]
    А если уже поздно, если жизнь увела туда, или время уже всё — кончилось; если он твердо знает, что всё — его призвание, его талант так и остались в нем, так и уйдут в ничто… Может ли что-то быть горше? Может быть лучше совсем на знать?

    Или, что еще серьезнее — может быть куда как правильнее довольствоваться «малой реализацией» — дом-дерево-сын, добрые дела… — ведь и это ой как не мало — ведь по самому большому счету — разве не к этому склоняет нас всё мироздание, а все эти носимые в нас «Призвания» — что это как не гордыня?

  2. [«медленное чтение» — фразы-смыслы текста/фильма для обдумывания еще] :

    1. [ только рассказанная/овеществленная история остается жить; без переданной истории мир исчезает в небытии [именно для этого миру и нужен человек] ]

      «…Всё было, конечно, совсем не так.
      Но теперь всё будет именно так.…»

    2. «…Жизнь человеческая проходит не так. Жизнь наша проходит не так. Не так как должна. …»

      [ чувство нашей, всегда знаемой нами как существующая, свободы;
      тихий голос совести/ мечты о всеобщем должном мире;
      всегда открытый перед нами горизонт возможного
      — никогда не позволят успокоится человеческому в человеке
      ]

    3. [ мир, события мира, мы сами для самих себя — всегда больше, чем тот куцый набор расчета и планов, по которому кто-то может пытаться выстраивать свою судьбу ]

      «…Мы, как шар на биллиардном столе, катимся посланные ударом рождения. Катимся, а в нас влетают другие шары; катимся и втыкаемся в непреодолимый борт обстоятельств; катимся, падаем наконец с облегчением в лузу — но это опять оказывается не то — что-то нас выдергивает и мы опять катимся, летим, ударяемся, бьемся… Мы даже можем вообразить, что с какого-то момента своей жизни берем кий судьбы в свое управление, а кто-то даже с маниакальным упорством воображает, что раз за разом посылает себя в нужном (ведь он так уверен, что именно — в нужном) направлении. Но — непробиваемость обстоятельств, инерции прежней жизни и жизни других сбивает, запутывает, посылает не в ту сторону, бьет, ранит, закручивает не тем и не с теми…»

    4. [ человек — это он сам (его суть) и его судьба;
      только в своей истории он дан себе во всей полноте;
      человек данный себе здесь и сейчас — всегда уникален, потому что всегда уникален его путь/ его история — невозможно сказать, что он пришел бы к той же точки своей жизни, в которой он сейчас, каким-то другим путем — его путь жизни не может быть отмыслен от него самого ]

      «…на тебя налипает весь твой путь, всё то случившееся, что уже стало для тебя ценностью, а равно весь мусор пройденного — и это то, от чего ты уже сам не можешь отказаться, потому как прилипшее к тебе по твоей дороге/ то что ты сам присоединил к себе — уже стало тобой…»

    5. [ чем длиннее наша история (по времени и/или по насыщенности событиями и/или по их силе) — тем сложнее нам притворяться, что мы можем произвольно изменить свою жизнь, придумав какие-то простые новые правила/рецепты, придумав какой-то финт с внешними обстоятельствами ]

      «…И ты все меньше и меньше способен катится по прямой, да даже и не по прямой, а просто в том направлении, в котором мечталось……»

    6. [ верность себе — это верность своей главной истории, которую ты рассказываешь, и судить ты себя всегда будешь на весах своей главной истории — если она есть;
      если же ее нет — то это значит, что ты её потерял (ведь в детстве она всегда есть — пусть даже в своей наивной всеобщности — счастья [для всех]) — и в этом её “нет” — в этой горечи и состоит твой суд на самим собой ]

    7. [ человек может быть утешен только Правдой — только историей, рассказанной от всей чистоты сердца (от того, что ты сохранил, что ты помнишь о чистоте своего детского сердца) ]

      «…[муть пройденной жизни] — это всё не правда. Это всё не будет правдой. Потому что правдой будет то, что ты оставишь в себе — правдой будет то, что ты сохранишь как главное движение твоей жизни, а не те хаотичные, вынужденные, мучительно повторяющиеся метания, которыми были наполнены твои обреченно серые будни, в каких бы внешних декорациях всё не происходило. Правдой будут не удары судьбы, не усталость, холод, жара, боль; не нелепые ошибки, минуты слабости, приведшие к трагедиям; не бесконечные пустые дни, заполненные суетой — правдой будут то, что ты пронес через все это в себе — в своей тайной сокровищнице — в сердце — что свидетельствует о лучшем, о добром, о любви…»

    8. [ наша истинная история, Правда нашей жизни — длится нами — сохраняется нами в нашем сердце — потому что в ней живут любимые;
      наша память — это вечная жизнь (жизнь в вечности) тех, кого мы любим, ради кого вот это вот всё
      ]

      «…мы видим то, что выходит из наших рук, что рождается из наших мук ..как отблеск, украшение, попытка закрепить в вечности то единственно-безусловно-важное, что было, что есть в нас — то, что мы любили, то, что мы любим, того _кого_ мы любили и любим.
      ..как попытка поделиться знанием о вечности бытия не наших чувств, не наших переживаний, а знанием о вечности бытия того, к кому были эти чувства, того кто был и есть — чье существование равноценно нашему существованию — того, ценнее кого не может быть для нас как для существующих — ведь что может быть ценнее, чем равное в своем бытии всему бытию — нам, миру, Богу… что может быть ценнее — любимого…»

    9. [ человечность в нас — это всегдашняя боль от нашей недостаточности (недостаточности наших чувств, усилий, [даже] удачливости) для счастья любимых;
      наши все творения, всё что мы создаем из своей человечности – это попытка вызвать к существованию то, что сделает счастье чуть более возможным
      ]

      «…Это не значит, что мы жили и живем только для любимых нами. Это ведь и есть та самая трагедия жизни — жизнь идет поперек и нас, и, что страшнее, наших любимых. Но боль от невозможности жить как нужно — от невозможности сделать любимых счастливыми — эта боль и оставляет нас людьми — и хоть в какой-то мизерной доле, в очень смешной для трезвого взгляда доле, — извиняет и нас, и эту нелепую жизнь…
      Если у тебя есть дар, то ты можешь попытаться претворить эту боль в слово, в картину, в звук, в кадр — чтобы сотворить еще одну маленькую точку опоры, в маленький указатель и знак — чтобы помнить о том, что пребудет всегда…»

    10. [ человек хочет быть слабым — и именно в этом открывается правда того, что он на самом деле силен, что у человека достаточно сил, чтобы жить в мире в полную силу… и именно потому память об этом так мучительна больна нам, когда мы продолжаем играть в слабость, когда мы отказываемся от продления нашего пути для-ради нас и наших любимых и нашей истории о них — о нас ]

      [ когда самые человечные из нас предают себя, они утешаются тем, что освобождают мир от себя, для может быть счастья остающихся, но мы без них — навсегда сироты ]

      «…Человек слаб, он хочет быть слабым… он думает, что ему непосильно нести ту ношу, что он несет… но он же может… и даже химия [алкоголя] не способна отнять у него его самого, пока он еще видит, пока он еще помнит, кто этот — он сам…и в этом его — “сам” — и его близкие тоже, может быть даже в первую очередь…
      Он может пытаться спрятаться, он может пытаться предать себя — но реальное существование любимых пересилит и даже в той горькой бездне, в которой он, понимая свою слабость и ничтожность, оказался, он будет лелеять надежду, что у любимых будет потом всё хорошо, что у них получится счастливая жизнь — и он им своей слабостью поможет — он снимет с них груз своей никчемности — он, так многого не сделавший, оставит их для жизни…
      И это его будет утешать — и в этом он будет больше всего заблуждаться, потому что те, кого он любит, и те, кто любит его, — с его смертью никогда не будут счастливее, чем с его жизнью — никогда…»

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«Нежность» (реж. Эльёр Ишмухамедов, 1966)

Человеческое сердце – всегда больное сердце…
//«Нежность» (1966)

Наше больное сердце выбрасывает нас из механичности событий и дарит счастье. Счастье узнать то, что больше всех механизмов пространства и времени вместе взятых. Счастье смотреть на весну, счастье видеть радость других и проживать его как своё. Счастье любить и видеть любовь других.
И счастье понимания чуда жизни человеком. Чуда, которое не может не быть хрупким. Самым хрупким из существующего. Которое надо беречь во что бы то ни стало. До конца, до последнего удара сердца.

«Обыкновенное чудо» - фильм Марка Захарова (1978)

О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (1978)

В пьесе Евгения Шварца другой финал был приготовлен и для Администратора, и для Короля — финал, не оставляющий шанса подарить им любовь, а значит не оставляющий шанса увидеть в каждом из них человека…

«Четыреста ударов» - «Les quatre cents coups» (Франсуа Трюффо, 1959)

Зло не ходит по улицам под бой барабанов…
//«Четыреста ударов» (1959)

Мы, в своих утешающих фантазиях, всегда хотим думать, что зло творят злодеи. Что есть такие специальные люди, которые живут и думают — как бы сейчас сделать зло. … Реальностью же является то, что нет никакой метки на человеке, который буквально в следующий миг совершит зло.

smiatenie-chuvstv-1977-pr1 - фильм (фото, кадр)

"Сама себя не похвалишь – никто тебя не похвалит". О трагедии некоммуникабельности чувств и слов…
//«Смятение чувств» (1977)

Фильм Павла Арсенова и Александра Володина в 77 своих минутах поразительно лаконично и точно разворачивает человеческий мир некоммуникабельности чувств и слов. Делает это деликатно и с, казалось, невозможной для этой “темы” теплотой, то есть так, как это не удалось сделать Антониони или Вендерсу…

«Кон-Тики» - «Kon-Tiki» (реж. Хоаким Роннинг, Эспен Сандберг, 2012)

В защиту колумбов. Экзистенциальная речь о людях par excellence…
//«Кон-Тики» (2012)

Они яростно верили в себя. Колумб обманул всех. Тур Хейердал повел за сказкой… Но человека ведет не ложь – ведут мечты, грёзы…
Уходя в горизонт, мы ищем только свой мир. Мы идем за свободой. Мы уплываем в себя – туда, где нас не будет дергать за ниточки мелочное чужое. Мы стремимся к любви…

«Юность Максима» (1934), «Возвращение Максима» (1937), «Выборгская сторона» (1938) (режиссеры Григорий Козинцев, Леонид Трауберг)

Правда о нашей Революции и Спасении…
//«Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона» (1934‑1938)

«Трилогия о Максиме» — три фильма, созданных в Правде мечты, в Правде памяти, которая питала сотворение небывалого, в Правде воспоминаний об обстоятельствах рождения, что никто из нас никогда не проживает как “объективный” свидетель, но что входит в нашу кровь и плоть, на всю нашу жизнь…

«Забытые» - «Los olvidados» (реж. Луис Бунюэль)

Не разум спасает человека от чудовища в нём самом, не интеллект сохраняет человечество…
//«Забытые» (Л.Бунюэль, 1950)

Через 21 год после разрезания глаза в «Андалусском псе», столп сюрреализма Луис Бунюэль снял фильм по канонам итальянского неореализма и очень близко к советскому взгляду на мир. Но это был совсем другой мир…

«Золотой телёнок» — фильм 1968 года по одноименному роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова. Режиссер и автор сценария: Михаил Швейцер .

Достаточно ли миллиарда, чтобы заполнить пустоту на месте веры в человечество?.. //«Золотой телёнок» (1968)

Бухгалтер Корейко получал зарплату в 42 рубля. Средняя зарплата для похожей должности в 2019 году по России — 40 тыс. руб. — так что мечта Остапа Бендера о «миллионе на тарелочке с голубой каемочкой» в наших реалиях — это один миллиард рублей…

«Дикая собака динго» (режиссер Юлий Карасик, 1962, СССР)

Мы – это первая яркость наших вечных чувств…
//«Дикая собака динго» (1962)

…все мы — дети, нам очень-очень хочется не забывать это, нам горько, когда пелена времени начинает скрывать первую яркость распускавшихся в нас чувств, мы раз за разом будем пытаться прожить подлинность наших первых шагов в Мир — мы всегда будем создавать истории о подлинных нас и обжигать себе сердце ими…