Плоды жизни, что проходит не так…
//«Спасти мистера Бэнкса» & «Мэри Поппинс»

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013)
«Спасти мистера Бэнкса» / «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013, США-Великобритания-Австралия): «…история трагического детства создательницы Мэри Поппинс, сплетенная с историей создания классического фильма студии Disney…».

 
 

 
Всё было, конечно, совсем не так.
Но теперь всё будет именно так.

 

Дисней — человек и студия — в 2013 году завершили дилогию, которую начали в 1964, а точнее в 1961, а еще точнее, которая началась 9 августа 1899 года в австралийском Мэрибо. Именно так — чтобы принять правду и глубину и фильма «Спасти мистера Бэнкса» 2013 года, и мюзикла «Мэри Поппинс» 1964 года — нужно смотреть их оба. Причем смотреть вместе с детьми — одновременно и сразу — своими и их глазами, взглядом на них и на себя.
А потом прочесть биографию Памелы Линдон Трэверс, урожденной Хелен Линдон Гофф, дочери Трэверса Роберта Гоффа — мистера Бэнкса…

Ниже лишь три этюда, вызванные образами отца и дочери — героев фильмов, книг и жизни.

 

* * *

 

Жизнь человеческая проходит не так. Жизнь наша проходит не так. Не так как должна. Мы, как шар на биллиардном столе, катимся посланные ударом рождения. Катимся, а в нас влетают другие шары; катимся и втыкаемся в непреодолимый борт обстоятельств; катимся, падаем наконец с облегчением в лузу — но это опять оказывается не то — что-то нас выдергивает и мы опять катимся, летим, ударяемся, бьемся…
Мы даже можем вообразить, что с какого-то момента своей жизни берем кий судьбы в свое управление, а кто-то даже с маниакальным упорством воображает, что раз за разом посылает себя в нужном (ведь он так уверен, что именно — в нужном) направлении.
Но — непробиваемость обстоятельств, инерции прежней жизни и жизни других сбивает, запутывает, посылает не в ту сторону, бьет, ранит, закручивает не тем и не с теми; на тебя налипает весь твой путь, всё то случившееся, что уже стало для тебя ценностью, а равно весь мусор пройденного — и это то, от чего ты уже сам не можешь отказаться, потому как прилипшее к тебе по твоей дороге/ то что ты сам присоединил к себе — уже стало тобой… И ты все меньше и меньше способен катится по прямой, да даже и не по прямой, а просто в том направлении, в котором мечталось…

Но — это всё не правда. Это всё не будет правдой. Потому что правдой будет то, что ты оставишь в себе — правдой будет то, что ты сохранишь как главное движение твоей жизни, а не те хаотичные, вынужденные, мучительно повторяющиеся метания, которыми были наполнены твои обреченно серые будни, в каких бы внешних декорациях всё не происходило.
Правдой будут не удары судьбы, не усталость, холод, жара, боль; не нелепые ошибки, минуты слабости, приведшие к трагедиям; не бесконечные пустые дни, заполненные суетой — правдой будут то, что ты пронес через все это в себе — в своей тайной сокровищнице — в сердце — что свидетельствует о лучшем, о добром, о любви.

 

* * *

 

Что ценно нам?
Где сокровище творца-мастера-художника?
В созданном или в нем самом?
Как видим мы то, что выходит из наших рук, что рождается из наших мук — как то, что перевешивает в своей искусной самоценности всё другое или как отблеск, украшение, попытка закрепить в вечности то единственно-безусловно-важное, что было, что есть в нас — то, что мы любили, то, что мы любим, того кого мы любили и любим?
Попытка поделиться знанием о вечности бытия не наших чувств, не наших переживаний, а знанием о вечности бытия того, к кому были эти чувства, того кто был и есть — чье существование равноценно нашему существованию —  того, ценнее кого не может быть для нас как для существующих — ведь что может быть ценнее, чем равное в своем бытии всему бытию — нам, миру, Богу… — что может быть ценнее — любимого…

Это не значит, что мы жили и живем только для любимых нами. Это ведь и есть та самая трагедия жизни — жизнь идет поперек и нас, и, что страшнее, наших любимых. Но боль от невозможности жить как нужно — от невозможности сделать любимых счастливыми — эта боль и оставляет нас людьми — и хоть в какой-то мизерной доле, в очень смешной для трезвого взгляда доле, — извиняет и нас, и эту нелепую жизнь…

Если у тебя есть дар, то ты можешь попытаться претворить эту боль в слово, в картину, в звук, в кадр — чтобы сотворить еще одну маленькую точку опоры, в маленький указатель и знак — чтобы помнить о том, что пребудет всегда.

 

* * *

 

Человек слаб, он хочет быть слабым…
он думает, что ему непосильно нести ту ношу, что он несет…
но он может…
и даже химия алкоголя не способна отнять у него его самого, пока он еще видит, пока он еще помнит, кто этот — он сам…
и в этом его — “сам” — и его близкие тоже, может быть даже в первую очередь…

Он может пытаться спрятаться, он может пытаться предать себя — но реальное существование любимых пересилит — и даже в той горькой бездне, в которой он, понимая свою слабость и ничтожность, оказался, он будет лелеять надежду, что у любимых будет потом всё хорошо, что у них получится счастливая жизнь — и он им своей слабостью поможет — он снимет с них груз своей никчемности — он, так многого не сделавший, оставит их для жизни…
И это его будет утешать — и в этом он будет больше всего заблуждаться, потому что те, кого он любит, и те, кто любит его, — с его смертью никогда не будут счастливее, чем с его жизнью — никогда

 
 

 
«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 
«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон, Том Хэнкс - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Эмма Томпсон - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - в гл.р. Колин Фаррелл - фильм (фото, кадр)

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013) - фильм (фото, кадр)

 
 

 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ О том, что дает силы жить…
//«Патерсон» (реж. Джим Джармуш, 2016)
Как удержать жизнь, утекающую сквозь пальцы? Оплести гармонией время…
//«Ускользающая красота» (Бернардо Бертолуччи, 1996)
О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (Марк Захаров, 1978)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. [комментарий 1]
    «…правдой будет то, что ты сохранишь как главное движение твоей жизни…»

    Сколько людей может сказать, что в своей «не так идущей жизни», они знают, что для них будет «так/правильно идущей жизнью»?
    И не это ли счастье человека, у которого есть «призвание»? Даже если его «призвание» раз за разом не реализуется?
    Ведь если не реализуется, значит он знает, ЧТО нужно ему от жизни, или хотя бы — по КАКОЙ дороге ему нужно идти, или хотя бы — в КАКУЮ сторону…
    Поэтому если «призванный» страдает от мешающего ему по жизни — пусть в этом своем страдании помнит об этом своем счастье

    `
    Re: [комментарий 1]
    А если уже поздно, если жизнь увела туда, или время уже всё — кончилось; если он твердо знает, что всё — его призвание, его талант так и остались в нем, так и уйдут в ничто… Может ли что-то быть горше? Может быть лучше совсем на знать?

    Или, что еще серьезнее — может быть куда как правильнее довольствоваться «малой реализацией» — дом-дерево-сын, добрые дела… — ведь и это ой как не мало — ведь по самому большому счету — разве не к этому склоняет нас всё мироздание, а все эти носимые в нас «Призвания» — что это как не гордыня?

  2. [«медленное чтение» — фразы-смыслы текста/фильма для обдумывания еще] :

    1. [ только рассказанная/овеществленная история остается жить; без переданной истории мир исчезает в небытии [именно для этого миру и нужен человек] ]

      «…Всё было, конечно, совсем не так.
      Но теперь всё будет именно так.…»

    2. «…Жизнь человеческая проходит не так. Жизнь наша проходит не так. Не так как должна. …»

      [ чувство нашей, всегда знаемой нами как существующая, свободы;
      тихий голос совести/ мечты о всеобщем должном мире;
      всегда открытый перед нами горизонт возможного
      — никогда не позволят успокоится человеческому в человеке
      ]

    3. [ мир, события мира, мы сами для самих себя — всегда больше, чем тот куцый набор расчета и планов, по которому кто-то может пытаться выстраивать свою судьбу ]

      «…Мы, как шар на биллиардном столе, катимся посланные ударом рождения. Катимся, а в нас влетают другие шары; катимся и втыкаемся в непреодолимый борт обстоятельств; катимся, падаем наконец с облегчением в лузу — но это опять оказывается не то — что-то нас выдергивает и мы опять катимся, летим, ударяемся, бьемся… Мы даже можем вообразить, что с какого-то момента своей жизни берем кий судьбы в свое управление, а кто-то даже с маниакальным упорством воображает, что раз за разом посылает себя в нужном (ведь он так уверен, что именно — в нужном) направлении. Но — непробиваемость обстоятельств, инерции прежней жизни и жизни других сбивает, запутывает, посылает не в ту сторону, бьет, ранит, закручивает не тем и не с теми…»

    4. [ человек — это он сам (его суть) и его судьба;
      только в своей истории он дан себе во всей полноте;
      человек данный себе здесь и сейчас — всегда уникален, потому что всегда уникален его путь/ его история — невозможно сказать, что он пришел бы к той же точки своей жизни, в которой он сейчас, каким-то другим путем — его путь жизни не может быть отмыслен от него самого ]

      «…на тебя налипает весь твой путь, всё то случившееся, что уже стало для тебя ценностью, а равно весь мусор пройденного — и это то, от чего ты уже сам не можешь отказаться, потому как прилипшее к тебе по твоей дороге/ то что ты сам присоединил к себе — уже стало тобой…»

    5. [ чем длиннее наша история (по времени и/или по насыщенности событиями и/или по их силе) — тем сложнее нам притворяться, что мы можем произвольно изменить свою жизнь, придумав какие-то простые новые правила/рецепты, придумав какой-то финт с внешними обстоятельствами ]

      «…И ты все меньше и меньше способен катится по прямой, да даже и не по прямой, а просто в том направлении, в котором мечталось……»

    6. [ верность себе — это верность своей главной истории, которую ты рассказываешь, и судить ты себя всегда будешь на весах своей главной истории — если она есть;
      если же ее нет — то это значит, что ты её потерял (ведь в детстве она всегда есть — пусть даже в своей наивной всеобщности — счастья [для всех]) — и в этом её “нет” — в этой горечи и состоит твой суд на самим собой ]

    7. [ человек может быть утешен только Правдой — только историей, рассказанной от всей чистоты сердца (от того, что ты сохранил, что ты помнишь о чистоте своего детского сердца) ]

      «…[муть пройденной жизни] — это всё не правда. Это всё не будет правдой. Потому что правдой будет то, что ты оставишь в себе — правдой будет то, что ты сохранишь как главное движение твоей жизни, а не те хаотичные, вынужденные, мучительно повторяющиеся метания, которыми были наполнены твои обреченно серые будни, в каких бы внешних декорациях всё не происходило. Правдой будут не удары судьбы, не усталость, холод, жара, боль; не нелепые ошибки, минуты слабости, приведшие к трагедиям; не бесконечные пустые дни, заполненные суетой — правдой будут то, что ты пронес через все это в себе — в своей тайной сокровищнице — в сердце — что свидетельствует о лучшем, о добром, о любви…»

    8. [ наша истинная история, Правда нашей жизни — длится нами — сохраняется нами в нашем сердце — потому что в ней живут любимые;
      наша память — это вечная жизнь (жизнь в вечности) тех, кого мы любим, ради кого вот это вот всё
      ]

      «…мы видим то, что выходит из наших рук, что рождается из наших мук ..как отблеск, украшение, попытка закрепить в вечности то единственно-безусловно-важное, что было, что есть в нас — то, что мы любили, то, что мы любим, того _кого_ мы любили и любим.
      ..как попытка поделиться знанием о вечности бытия не наших чувств, не наших переживаний, а знанием о вечности бытия того, к кому были эти чувства, того кто был и есть — чье существование равноценно нашему существованию — того, ценнее кого не может быть для нас как для существующих — ведь что может быть ценнее, чем равное в своем бытии всему бытию — нам, миру, Богу… что может быть ценнее — любимого…»

    9. [ человечность в нас — это всегдашняя боль от нашей недостаточности (недостаточности наших чувств, усилий, [даже] удачливости) для счастья любимых;
      наши все творения, всё что мы создаем из своей человечности – это попытка вызвать к существованию то, что сделает счастье чуть более возможным
      ]

      «…Это не значит, что мы жили и живем только для любимых нами. Это ведь и есть та самая трагедия жизни — жизнь идет поперек и нас, и, что страшнее, наших любимых. Но боль от невозможности жить как нужно — от невозможности сделать любимых счастливыми — эта боль и оставляет нас людьми — и хоть в какой-то мизерной доле, в очень смешной для трезвого взгляда доле, — извиняет и нас, и эту нелепую жизнь…
      Если у тебя есть дар, то ты можешь попытаться претворить эту боль в слово, в картину, в звук, в кадр — чтобы сотворить еще одну маленькую точку опоры, в маленький указатель и знак — чтобы помнить о том, что пребудет всегда…»

    10. [ человек хочет быть слабым — и именно в этом открывается правда того, что он на самом деле силен, что у человека достаточно сил, чтобы жить в мире в полную силу… и именно потому память об этом так мучительна больна нам, когда мы продолжаем играть в слабость, когда мы отказываемся от продления нашего пути для-ради нас и наших любимых и нашей истории о них — о нас ]

      [ когда самые человечные из нас предают себя, они утешаются тем, что освобождают мир от себя, для может быть счастья остающихся, но мы без них — навсегда сироты ]

      «…Человек слаб, он хочет быть слабым… он думает, что ему непосильно нести ту ношу, что он несет… но он же может… и даже химия [алкоголя] не способна отнять у него его самого, пока он еще видит, пока он еще помнит, кто этот — он сам…и в этом его — “сам” — и его близкие тоже, может быть даже в первую очередь…
      Он может пытаться спрятаться, он может пытаться предать себя — но реальное существование любимых пересилит и даже в той горькой бездне, в которой он, понимая свою слабость и ничтожность, оказался, он будет лелеять надежду, что у любимых будет потом всё хорошо, что у них получится счастливая жизнь — и он им своей слабостью поможет — он снимет с них груз своей никчемности — он, так многого не сделавший, оставит их для жизни…
      И это его будет утешать — и в этом он будет больше всего заблуждаться, потому что те, кого он любит, и те, кто любит его, — с его смертью никогда не будут счастливее, чем с его жизнью — никогда…»

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«КиноКакПовод» — тексты на экзистенциальные темы,
тексты не “про кино” — не пересказы сюжетов, не искусствоведческие (де)конструкции, не выискивания “зашифрованных смыслов” и, тем более, не собирание околокиношных баек;
каждый фильм здесь — начало разговора — повод и помощь в разби­рательстве с «жизнью и смертью, судьбой и свободой, другими и собой…»;
большинство фильмов здесь — [горькое] лекарство для души, честный взгляд на человека, шанс выйти за границы теперешнего себя.
«Тихоокеанский рубеж» - «Pacific Rim» (реж. Гильермо дель Торо, 2013)

ответ на вечный вопрос: Почему побеждать монстров могут только человекообразные роботы?…
//«Тихоокеанский рубеж» (2013)

Быть талантливым — это значит мочь вовлечь в свою игру в солдатики миллионы людей и поделиться с ними своей радостью. Дель Торо — талантлив. А еще он сумел не испачкать мир, в который нас приглашает, — не испортил всё в любимой игре жестокостью и низостью. А поднял на свет — благородство, сопереживание, самоотверженность и чувство долга.

«Манчестер у моря» - «Manchester by the Sea» (реж. Кеннет Лонерган, 2016)

Жизнь на берегу у Ничто…
//«Манчестер у моря» (К.Лонерган, 2016)

Мы проживаем наши жизни на тонкой-тонкой полоске бытия. А вокруг ничто. Ничто, в сторону которого всё что мы можем, всё что может весь наш “современный мир” — это очень стараться не смотреть…

«Соломенная шляпка»(1974)

Трезвый оловянный солдатик, или Гимн “неверности” как основе общежития…
//«Соломенная шляпка» (1974)

Фильм — шедевр среди учебных пособий завершающего класса начальной школы воспитания жизнью. Когда все правила уже выучены и приходит пора узнать — чтобы жить человеком эти правила необходимо нарушать — нарушать не разрушая…

«Дорога» - «La strada» (реж. Федерико Феллини, 1954) - Энтони Куинн, Джульетта Мазина

Лицо – маска, жизнь как у скота… Это и есть реальный человек, остальное – (само)обман и мечты?…
//«Дорога» (Феллини, 1954)

Фильм, после которого весь мир признал гений Феллини, который этому миру был очень нужен… Фильм, после которого Феллини пережил психический надлом, который он сам много позже назвал «Чернобылем души».

«Последний киносеанс» - «The Last Picture Show» (Питер Богданович, 1971)

Каждое новое поколение запутывается в одном и том же… Чем спасаемся мы?…
//«Последний киносеанс» (1971)

Думать только о том, чего у тебя нет; упрекать виноватых-других; жалеть себя; терять себя во влечении; убеждать себя, что твоя социальная роль и ты это одно и то же; быть как все… — это всё наши пути забвения — анестезия для заблудших душ.
Чем же спасает(ся) этот мир? Кто спасается в нем? Кто святой в этом мире, потерявшем веру?

tramvay-zhelanie_1951_!pr - фильм (фото, кадр)

Человек никогда не может выстоять один против мира…
//«Трамвай Желание» (1951)

История о всех нас. Вся экзотичность места и времени, всё сгущение обстоятельств “чужих жизней” — лишь способ авторов повысить громкость музыки нашей жизни, обычно тихо отыгрываемой год за годом нашего существования — чтобы её услышали в себе даже те, кто делает вид, что все это не про них…

«Огни варьете» (реж. Федерико Феллини,1950)

Огонь полноты бытия, что питает и сжигает…
//«Огни варьете» (Ф.Феллини, 1950)

Оживить грезы. Войти в них. Предстать тем, кто ты не есть и кем ты никогда не будешь, войти в сознание смотрящих, завладеть им, заставить плакать и смеяться… Кто летит и сгорает на огне выдуманных историй? Актеры или их зрители? Те, кто отдают всю свою жизнь кривлянию на сцене, или те, кто растрачивают свою жизнь на опостылевшей «работе», чтобы вечером убежать в забытьё чужих грез?

«Когда я стану великаном» (реж. Инна Туманян, в гл.р. Михаил Ефремов, 1979, СССР)

Конец вечности детства…
//«Когда я стану великаном» (И.Туманян, 1979)

Что может быть прекраснее и ранимее юной души? Пожалуй, лишь советская традиция “школьного кино” умела предельно бережно касаться её. Умела возвысить и героев, и нас, зрителей. Только в советских фильмах столь изящно открывался мир поэзии, мир влюбленности, мир обезоруживающей искренности, сложности и трагичности “почти взрослых чувств”…

zemlianichnaia-poliana-1957_!prev - фильм (фото, кадр)

Сон жизни…
//«Земляничная поляна» (И.Бергман, 1957)

Мы обезболиваем себя безумной надеждой — «это сон». «Всё сон»… Настоящее — там и тогда, где нет боли, зла, неудачи. Где есть второй и третий, и тысячный шанс исправить. Где нет расставания, нет болезни, нет смерти. Где все рядом и навсегда. Где нет времени… Настоящие — по ту сторону прикрытых глаз…