Образец приключенческого кино… //«Простая история» (Д.Линч, 1999)

«The Straight Story» / «Простая история» / «История Стрейта» (реж. Дэвид Линч, 1999)
«The Straight Story» / «Простая история» / «История Стрейта» (реж. Дэвид Линч, 1999, США): «…Элвину Стрейту 73 года, он живет с дочерью в маленьком городке, у него больные ноги и нет прав на вождение автомобиля; Элвин узнает, что у его брата случился сердечный приступ, он покупает подержанную газонокосилку и отправляется в путь через два штата…». КиноПоиск:7,8; IMDb:8,0.
 

 
Дэвид Линч снял образец приключенческого кино.
Захватывающее, завораживающее; полное событий, опасностей, силы героя — упорства, ума, верности себе и своему решению …
Фильм о движении к цели — к сокровищу — затерянному среди далеких земель и внутри тебя. Фильм о прекрасном мире и неожиданных встречах, чуде спасения от неминуемой гибели, бесконечном пространстве, неумолимом времени и человеческом тепле понимания.

Мастер снял фильм о передвижении старика на газонокосилке через два сельскохозяйственных штата.
Фильм мог быть о пересечении океана, или пустыни, или замерзшей тайги, или о полете через галактику, или о походе в окружении орков и гоблинов.
Только всё это было бы бутафорией, убаюкивающей громом спецэффектов, закрывающей взгляд простых зрительских душ на самих себя.

Структура фильма, его темп; чередование предельного напряжения сил героя и его спасения в, всегда возможный как последний, момент времени; столкновение с такими разными мирами других жизней других людей; общие широчайшие планы, всегда потрясающей по своему естеству, природы… — дар и мастерство автора работает, работает и работает только на одно — заставить зрителя вернуться в самое трудное место, в место, которое всегда хочется забыть за мельтешением чужого и постороннего — вернуться в свой мир — к ценности и значимости своего мира, к чуду его существования, к чуду существования тебя и твоей любви.

 

. . .

 

Автоматизм нашей жизни погружает нас в сон. Лишь усилие, лишь напряжение сил, лишь боль, лишь осознание опасности, всегда могущей стать смертельной, — пробуждает нас. Потому-то так ярки для нас путешествия — новое необжитое нами место (место по которому мы еще не стали передвигаться автоматически) — впитывается нами, окрашенное новыми, а потому острыми, эмоциями.
Даже банальный дальний перелет на самолете обязательно нужен, чтобы точно такой же по своей сути как наш город вдруг расцвел для нас значимостью, — ведь был, как мы ощущали всем своим наземным существом, реальный шанс не добраться до этого города — прекратить своё существование.
Ценность жизни, ценность главного — исчезает в череде обыденности.
Путешествие и приключение, «смертельно опасные» — оживляют наши простые души.
Старость — это то, нежелаемое никем, путешествие и приключение, которое оживляет рутину нестариков.
Отсчитывающие жизнь часы наполняют жизнь ужасом — будят нас… и сразу заставляют искать забытье — спрятаться в развлечениях и заботах.

 

. . .

 

Мир велик. Ветер пространства пронизывает и мир, и нас. Чудо простора — оно чудо и между звезд, и между полей кукурузы. Шар желтой звезды встает над горизонтом планеты, несущейся вместе с ней вокруг гигантской черной дыры и массы невидимой темной материи миллиарды лет.
Мир «Простой истории» равен миру «Интерстеллара» и всем другим мирам, пойманным на пленку зрячими душами.
Ничем не заменимая ценность перемещения в пространстве туда, где живет надежда и где душа должна успокоится; никак не унимаемая боль ушедших дней и сделанного неправильно — только это чертит путь нашего приключения по всем возможным мирам.

Проносящиеся мимо беззвучные межгалактические странники или велосипедисты на сельской дороге — для тебя — для обреченного немощного существа, закованного в своем теле — они могут дарить и радость сопричастности существованию, и горечь невозможного.

Банальные притчи, банальные слова — только они и остаются — они банальны как сама вечность, как само бытие — только они и есть. Всякие подвыверты и оригинальничания — не более, чем временная рябь волн звука и света.
Мы есть — и это чудо. А ведь могли бы не быть. Скорее всего должны были не быть. Не появиться или исчезнуть — полвека, год, день назад. Но мы есть.
Мы двигаемся к своему сокровищу — к миру с собой — к миру с любимыми нами — к тем, кто разделит то чудо, что мы есть, что мы были, что мы мечтали, что это теперь навсегда, что существующие мы — это и есть вечность.

 
 

«The Straight Story» - «Простая история» - «История Стрейта» (реж. Дэвид Линч, 1999) - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 
 

 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ Про семью как панцирь, что нас (не)сберегает…
//«Алиса здесь больше не живет» (Мартин Скорсезе, 1974)
■ Человек никогда не может выстоять один против мира…
//«Трамвай Желание» (Элиа Казан, 1951)
■ Бессилие слов и боли…
//«Ложное движение» (Вим Вендерс, 1975)

■ В защиту колумбов. Экзистенциальная речь о людях par excellence…
//«Кон-Тики» (Х.Роннинг, Э.Сандберг, 2012)
■ Сон жизни…
//«Земляничная поляна» (Ингмар Бергман, 1957)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. [избр.комментарии с zen.yandex.ru/kinokakpovod, 4elovek-zritel.livejournal.com]:

    1. [комментарий 1]
      Фильм, конечно, больше чем «приключенческое кино»:
      да, если, смотреть только на его “схему” — то, конечно, можно сказать, что нам показывают «увлекательное повествование о череде неких неординарных и опасных событий, в которые попадает главный герой, при этом действие происходит в необычных для героя и слушателя/зрителя местах»,
      и, если уметь видеть, что вся сила-ловкость-умения-сообразительность… любого героя любого “приключения” вещь сугубо относительная (это только в современных кино-комиксах со сборной солянкой “супергероев” идет гонка “суперспособностей” до максимально мыслимых во всех возможных Вселенных)), — то невозможно не восхититься силой-ловкостью-умением-сообразительностью старика из «Простой истории»,
      и да, Линч знает ремесло — весь фильм смотришь не отрываясь…
      но, повторюсь, фильм — много больше, чем жанровое кино. Он и притча, и созерцательный “артхаус” и, даже, образцовый фильм-воспитание для детей и юношества.

      `
      Re: [комментарий 1]
      С этим, наверное, никто не спорит. Потому в тексте и есть слово «образец».

  2. [«медленное чтение» — фразы-смыслы текста/фильма для обдумывания еще] :

    1. [ всякое развлекательное кино = кино-снотворное ]
      «…Фильм мог быть о пересечении океана, или пустыни, или замерзшей тайги, или о полете через галактику, или о походе в окружении орков и гоблинов… Только всё это было бы бутафорией, закрывающей взгляд простых зрительских душ на самих себя, убаюкивающей громом спецэффектов…»

    2. [ каждый момент нашей жизни всегда может быть последним, знание этого — это и есть жизнь в бодрствовании;
      знание о всегда возможной смерти — это то, что нас вырывает из сна существования вещью среди других вещей
      ]

      «…дар и мастерство [настоящего] автора всегда работает только на одно — заставить зрителя вернуться в самое трудное место, в место, которое всегда хочется забыть за мельтешением чужого и постороннего — вернуться в свой мир — к ценности и значимости своего мира, к чуду его существования, к чуду существования тебя и твоей любви…»

    3. «…Автоматизм нашей жизни погружает нас в сон. Лишь усилие, лишь напряжение сил, лишь боль, лишь осознание опасности, всегда могущей стать смертельной, — пробуждает нас…»

    4. [ путешествие, если взглянуть на него отстраненно, — всего лишь перемещение тела из одной точки пространства в такую же точку…, но разрушение автоматизма конкретного существования конкретного человека упрощает всегда живущую в нас возможность Проснуться и это-то нас и притягивает в путешествии и приключении ]

      «…так ярки для нас путешествия — новое необжитое нами место (место по которому мы еще не стали передвигаться автоматически) — впитывается нами, окрашенное новыми, а потому острыми, эмоциями…»

    5. [ даже, в большинстве случаев, вытесняемая из внимания (замыленная статистикой повторения) опасность погибнуть (то, что попкультура уже привычно называет “воздействием адреналина”) — облегчает нам узрение реальной значимости Мира для нас ]

      «…Даже банальный дальний перелет на самолете обязательно нужен, чтобы точно такой же по своей сути как наш город вдруг расцвел для нас значимостью, — ведь был, как мы ощущали всем своим наземным существом, реальный шанс не добраться до этого города — прекратить своё существование…»

    6. [ люди засыпают каждое мгновение своей жизни и будит их только (возможность) смерти;
      старость своим фактом — в каждый момент, когда человек её осознает как свою (как ту, что близка, или как ту, что она вот уже) — обнажает для человека напряжение бытия — его однократность и ценность ]

      «…Ценность жизни, ценность главного — исчезает в череде обыденности. Путешествие и приключение, «смертельно опасные» — оживляют наши простые души.
      Старость — это то, нежелаемое никем, путешествие и приключение, которое оживляет рутину нестариков.
      Отсчитывающие жизнь часы наполняют жизнь ужасом — будят нас…»

    7. [ ужас старости — ужас смерти — ужас ценности нашего бытия, мы не можем от них отвертеться стоит только вспомнить от них; большинство притворяется, что выход — не вспоминать — забыться — в заботах, развлечениях, веществах — в бессознательности — в автоматизме ]

    8. [ старость ведь всегда возможно принять как путешествие и приключение — нежелаемое, опасное, трудное, горькое… но всё еще открывающее новое… ]

    9. [ «Мы все умрем!» — громадность этой шутки бытия многих парализует на всю оставшуюся жизнь,
      но есть ведь еще более поражающая правда — «Мы все родились!»;
      чудо уже обнимающего нас пространства и времени с нами всегда, возможность быть иными — с нами всегда
      ]

    10. [ сопричастность существованию для человека как именно человека — это всегда сопричастность возможности другого для него (другого мира, другой жизни, другого его) и проживание горечи непрерывного упускания возможностей ]

      «…Мир велик. Ветер пространства пронизывает и мир, и нас. Чудо простора — оно чудо и между звезд, и между полей кукурузы.
      Шар желтой звезды встает над горизонтом планеты, несущейся вместе с ней вокруг гигантской черной дыры и массы невидимой темной материи миллиарды лет. Мир «Простой истории» равен миру «Интерстеллара» и всем другим мирам, пойманным на пленку зрячими душами.
      Ничем не заменимая ценность перемещения в пространстве туда, где живет надежда и где душа должна успокоится; никак не унимаемая боль ушедших дней и сделанного неправильно — только это чертит путь нашего приключения по всем возможным мирам.
      Проносящиеся мимо беззвучные межгалактические странники или велосипедисты на сельской дороге — для тебя — для обреченного немощного существа, закованного в своем теле — они могут дарить и радость сопричастности существованию, и горечь невозможного…»

    11. [ люди ценят притчи, ценят мудрость — которые для поверхностной души всегда банальны, но именно держась за их ветхость — за их вневременность — человек остается верным себе — встроенным в цепь бытия ]

      «…Банальные притчи, банальные слова — только они и остаются — они банальны как сама вечность, как само бытие — только они и есть. Всякие подвыверты и оригинальничания — не более, чем временная рябь волн звука и света. Мы есть — и это чудо. А ведь могли бы не быть. Скорее всего должны были не быть. Не появится или исчезнуть — полвека, год, день назад. Но мы есть…»

    12. [ точка отпускания от себя несбывшегося, невозможного… — чтобы удержаться в ней требуется постоянное усилие;
      мир с собой — не приходит раз и навсегда, человек — всегда разворачивается в будущее;

      но путь к миру с собой и миром — всегда будет манить нас, даже если проживание его доступно лишь на считанные мгновения объятия понимающим взглядом того, что есть — доступно лишь в вечность мгновения проживания совместного понимания (со)бытия с другой (любящей) душой ]

      «…Мы двигаемся к своему сокровищу — к миру с собой — к миру с любимыми нами — к тем, кто разделит то чудо, что мы есть, что мы были, что мы мечтали, что это теперь навсегда, что существующие мы — это и есть вечность…»

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«Начальник Чукотки» (реж. Виталий Мельников, в гл.р. Михаил Кононов, 1966)

Советский Союз Мечтателей, или О наивности…
//«Начальник Чукотки» (1966)

В фильме Виталия Мельникова 1966 года мы узнаем целый набор тех чудных черт советского человека, что помогли сотворить, поддерживали и разрушили первую в мире Страну Советов. Наших черт…

«Четыреста ударов» - «Les quatre cents coups» (Франсуа Трюффо, 1959)

Зло не ходит по улицам под бой барабанов…
//«Четыреста ударов» (1959)

Мы, в своих утешающих фантазиях, всегда хотим думать, что зло творят злодеи. Что есть такие специальные люди, которые живут и думают — как бы сейчас сделать зло. … Реальностью же является то, что нет никакой метки на человеке, который буквально в следующий миг совершит зло.

«Тихоокеанский рубеж» - «Pacific Rim» (реж. Гильермо дель Торо, 2013)

ответ на вечный вопрос: Почему побеждать монстров могут только человекообразные роботы?…
//«Тихоокеанский рубеж» (2013)

Быть талантливым — это значит мочь вовлечь в свою игру в солдатики миллионы людей и поделиться с ними своей радостью. Дель Торо — талантлив. А еще он сумел не испачкать мир, в который нас приглашает, — не испортил всё в любимой игре жестокостью и низостью. А поднял на свет — благородство, сопереживание, самоотверженность и чувство долга.

«Обыкновенное чудо» - фильм Марка Захарова (1978)

О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (1978)

В пьесе Евгения Шварца другой финал был приготовлен и для Администратора, и для Короля — финал, не оставляющий шанса подарить им любовь, а значит не оставляющий шанса увидеть в каждом из них человека…

«Спасти мистера Бэнкса» - «Saving Mr. Banks» (реж. Джон Ли Хэнкок, 2013)

Плоды жизни, что проходит не так…
//«Спасти мистера Бэнкса» & «Мэри Поппинс»

…фильм смог добавить и к диснеевскому, и к советскому мюзиклам недостающие измерения — раскрыть «сказку о лучшей и всемогущей няне» до трагической полноты многомерности жизни…

«Нежность» (реж. Эльёр Ишмухамедов, 1966)

Человеческое сердце – всегда больное сердце…
//«Нежность» (1966)

Наше больное сердце выбрасывает нас из механичности событий и дарит счастье. Счастье узнать то, что больше всех механизмов пространства и времени вместе взятых. Счастье смотреть на весну, счастье видеть радость других и проживать его как своё. Счастье любить и видеть любовь других.
И счастье понимания чуда жизни человеком. Чуда, которое не может не быть хрупким. Самым хрупким из существующего. Которое надо беречь во что бы то ни стало. До конца, до последнего удара сердца.

«Баллада о солдате» (реж. Григорий Чухрай, 1959)

Будь проклята война…
//«Баллада о солдате» (Г.Чухрай, 1959)

Будь проклята смерть. Будь проклята разлука навсегда. Будь проклято всё, что происходит навсегда и безвозвратно. Будь проклята война — миллионнократная разлука и смерть — миллионнораз разорвавшая навсегда и безвозвратно жизни людей…

«Дикая собака динго» (режиссер Юлий Карасик, 1962, СССР)

Мы – это первая яркость наших вечных чувств…
//«Дикая собака динго» (1962)

…все мы — дети, нам очень-очень хочется не забывать это, нам горько, когда пелена времени начинает скрывать первую яркость распускавшихся в нас чувств, мы раз за разом будем пытаться прожить подлинность наших первых шагов в Мир — мы всегда будем создавать истории о подлинных нас и обжигать себе сердце ими…

«Когда я стану великаном» (реж. Инна Туманян, в гл.р. Михаил Ефремов, 1979, СССР)

Конец вечности детства…
//«Когда я стану великаном» (И.Туманян, 1979)

Что может быть прекраснее и ранимее юной души? Пожалуй, лишь советская традиция “школьного кино” умела предельно бережно касаться её. Умела возвысить и героев, и нас, зрителей. Только в советских фильмах столь изящно открывался мир поэзии, мир влюбленности, мир обезоруживающей искренности, сложности и трагичности “почти взрослых чувств”…