Baby Driver — мюзикл эпохи «серебряного века» Голливуда…
//«Малыш на драйве» (2017)

«Baby Driver» - «Малыш на драйве» (Эдгар Райт, 2017) - фильм (фото, кадр)
«Baby Driver» / «Малыш на драйве» (реж. Эдгар Райт, 2017, Великобритания, США): «…молодой парень работает водителем у грабителей; его задача — отрываться от полиции; однажды он влюбляется и решает выйти из игры, но всё оказывается совсем не просто…». КиноПоиск:7,2;IMDb:7,6.
 

Современный зритель переполнен. Даже юный. Все всё уже видели, про все истории уже в курсе, всё уже было. Такой вот самообман современности. Стенка в мозгах, которой зрители заранее пытаются отгородиться от информационного шума. Но, одновременно, лишают себя возможности прямо воспринять искренний посыл художника. Лишают себя возможности услышать чистую музыку, принять в себя чистую эмоцию.

Перезрелость западной культуры вынуждает каждое новое поколение повышать “громкость” своего сообщения; вынуждает цеплять своё высказывание к уже знакомому — к тому, что вроде как доказало, что оно проходит через защитные стенки; заставляет тасовать “опробованные” сюжеты… особенно, если ты вынужден обосновывать миллионный бюджет перед дельцами от этой самой культуры…

Но делиться тем прекрасным, что есть в мире и в тебе — обреченность художника. Даже если он вынужден заворачивать своё сокровенное в обертки масскульта… А нам, зрителям, которые еще надеются, что современность всё еще может дарить радость, приходится разворачивать одну обманку за другой и лишь изредка находить внутри нечто стоящее. Хотя заранее ясно, что оно — это стоящее — уже не может быть без примесей. Такова обреченность всякой культуры в период её заката…

Впрочем, есть художники, которые естественны в этой игре, которые изящно играют на оттенках, полутонах и настроениях даже в “переполненных” головах. Даря радость тем, кто способен включиться в их игру для искушенных и попутно развлекая всех остальных. Эдгар Райт из их числа, а «Baby Driver» хороший тому пример…

 

Для начала, стоит сказать, что и жанры, под которыми маскируется фильм в справочниках (включая КиноПоиск), и описание к фильму — обманывают. Ну, или, скажем мягче, — лукавят. Перед нами, естественно, не «боевик», не «триллер», и т. д. — перед нами чудный мюзикл.

Авторам удалось создать оригинальное произведение, сказать собственное слово, настолько насколько “оригинальным” и “своим” может быть то, что рождается в/из современного киномейнстрима.

Перед нами история классических персонажей из давно стандартизированного арсенала «голливудского театра кабуки» или, если угодно, «голливудской комедии дель арте». И, как во всяком мюзикле, — мы имеем музыкальное переложение нравоучительной и утешающей сказки.

 
В данном случае — сказки про «героя», обладающего «искрой божьей», полученной от матери; лишившегося родителей; пригретого бедным, но честным стариком; попавшего в шайку разбойников, чей главарь — пошедший по черному пути «дворянин», заставляет «героя» стать таким же, как он; «герой» же встречает «золушку» и вынужден сражаться за свое и её счастье…

 
Не стоит обращать внимание и на слова об «адреналине» и пр. в стандартных описаниях к фильму — основное настроение фильма — меланхолическая ностальгия. Прекрасная музыкальная подборка и игра с шумами рождает в искушенном зрителе прекрасное настроение легкой грусти (причем, и это очень хорошо — не слащавой, а чистой и, если так можно выразиться, здоровой).

Перед нами «серебряный век» Голливуда/ Запада — когда прямое высказывание о высоком уже невозможно, но еще возможно пробудить в душе зрителя соответствующее чувство.

Если в «золотой век» — музыка звучала, а танец разворачивался, как прямой посыл мира, возникающего перед зрителем; если позже, на закате классической эпохи, — музыка и танец рождались через восприятие героев фильма, то теперь музыка и танец в своей полноте возможны лишь в воображении опытного зрителя.

Фильм лишь начинает мелодию, лишь обозначает движение, а завершаться они должны во внутреннем мире воспринимающего …

Это и есть оборотная сторона “переполненности” современного зрителя, отказывающегося вмещать в себя «тот же самый смысл». Автор рассчитывает, что достаточно просто поместить узнаваемый символ, чтобы все остальное пробудилось в зрителе “само”, новое же должно быть сказано “между”, “вскользь” и “поверх”, новое — в подробностях, полутонах и оттенках “того же самого”…

Это всё работает, если зритель способен к мерцающему вниманию — к почти мгновенной смене осознанного понимания условий предлагаемой игры и наивной радости участия в ней — если он без задержки согласен следовать по указателям автора, если он опознает эти указатели, если в нем есть опыт опыта автора… — тогда и рождается высокое удовольствие заката…

А критика необходимо включать лишь потом…

 
 

P.S.
Кстати, данный конкретный фильм вполне педагогичен и подходил бы как воспитательное пособие для детей 12+, если бы не кровавость, которой, к сожалению, тоже не избежать на закате культуры, пытающейся удержать массы в своей орбите…

И еще кстати — русский перевод названия, как это понятно, очень сильно вводит в заблуждение: «Baby Driver» — это, естественно, не «Малыш на драйве», это в лучшем случае — «водитель по имени Детка»/ «Малыш-водила», хотя одновременно и «детский водитель»/ «водитель детей»… ну а такая игра в слова еще немного добавляет в копилку авторов…

И последнее — многие думают, что в фильме присутствует плохая попытка повторно разыграть историю «Бонни и Клайда» — это неверно. Фильм — удачная попытка разыграть смерть истории «Бонни и Клайда» — демонстрация всей невозможности (глупости, пустоты, вторичности, пародийности) для жителей современного Запада идти по пути прямого высказывания начала-середины 20 века…

 

P.P.S.
Как и всякое музыкальное произведение — фильм, естественно, необходимо смотреть в оригинальном озвучании — только тогда можно получить полноценное удовольствие от действительно тонкой работы авторов…

 
 

«Baby Driver» - «Малыш на драйве» (Эдгар Райт, 2017) - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ Комедия поколений — отрыв, взлет, ампутация… подражание, съемка…
// «Taking off» (Милош Форман, 1971)
■ Смертоубийственная комедия побега из своей скорлупы…
// «После работы» (Мартин Скорсезе, 1985)
■ Про жизнь разных пород людей…
// «Драйв» (Николас Виндинг Рефн, 2011)

 

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. [«медленное чтение» — фразы-смыслы текста/фильма для обдумывания еще] :

    1. [чтобы услышать нечто нужно [уметь] быть в тишине/ иметь тишину в себе]

      «…Современный зритель переполнен. Даже юный. Все всё уже видели, про все истории уже в курсе, всё уже было. Такой вот самообман современности. Стенка в мозгах, которой зрители заранее пытаются отгородиться от информационного шума. Но, одновременно, лишают себя возможности прямо воспринять искренний посыл художника. Лишают себя возможности услышать чистую музыку, принять в себя чистую эмоцию.…»

    2. «…Перезрелость культуры вынуждает каждое новое поколение повышать “громкость” своего сообщения; вынуждает цеплять своё высказывание к уже знакомому — к тому, что вроде как доказало, что оно проходит через защитные стенки; заставляет тасовать “опробованные” сюжеты…»

    3. «…зрителям ..приходится разворачивать одну обманку за другой и лишь изредка находить внутри нечто стоящее. Хотя заранее ясно, что оно — это стоящее — уже не может быть без примесей. Такова обреченность всякой культуры в период её заката…»

    4. «…[современное массовое кино выстраивается] из давно стандартизированного арсенала “голливудского театра кабуки” или, если угодно, “голливудской комедии дель арте”…»

    5. «…“серебряный век ” Голливуда/ Запада — когда прямое высказывание о высоком уже невозможно, но еще возможно пробудить в душе зрителя соответствующее чувство.

      Если в “ золотой век” — музыка звучала, а танец разворачивался, как прямой посыл мира, возникающего перед зрителем; если позже, на закате классической эпохи, — музыка и танец рождались через восприятие героев фильма, то теперь музыка и танец в своей полноте возможны лишь в воображении опытного зрителя.

      Фильм лишь начинает мелодию, лишь обозначает движение, а завершаться они должны во внутреннем мире воспринимающего …

      Это и есть оборотная сторона “переполненности” современного зрителя, отказывающегося вмещать в себя «тот же самый смысл». Автор рассчитывает, что достаточно просто поместить узнаваемый символ, чтобы все остальное пробудилось в зрителе “само”, новое же должно быть сказано “между”, “вскользь” и “поверх”, новое — в подробностях, полутонах и оттенках “того же самого”……»

    6. «… [современный зритель должен быть] способен к мерцающему вниманию — к почти мгновенной смене осознанного понимания условий предлагаемой игры и наивной радости участия в ней — если он без задержки согласен следовать по указателям автора, если он опознает эти указатели, если в нем есть опыт опыта автора… — тогда и рождается высокое удовольствие заката……»

    7. «…[создание фильма в “эпоху заката” означает, что его нельзя воспринимать как, например,] плохую попытка повторно разыграть историю «Бонни и Клайда». Фильм — удачная попытка разыграть смерть истории «Бонни и Клайда» — демонстрация всей невозможности (глупости, пустоты, вторичности, пародийности) для жителей современного Запада идти по пути прямого высказывания начала-середины 20 века…»

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«По поводу Ниццы» - «A propos de Nice» (1930)

Уже не живая Европа…
//«По поводу Ниццы» (Жан Виго, 1930)

Жан Виго – икона кинематографа. Больной туберкулезом, в 24 года на последние деньги он купил камеру. Чтобы снимать людей и время; чтобы предостеречь людей от них самих и от наступающего времени; чтобы защитить слабых; а еще, чтобы сказать миру — «Нате!».

«Старики-разбойники» (реж. Эльдар Рязанов, 1971)

Зачем быть честным, если скоро умирать?…
//«Старики-разбойники» (1971)

Он потерял всё: работу и её смысл, семью, дом, здоровье, остроту ума… Его уже нет. Жизнь развеялась как дым — пара лет, пара месяцев, а, может, дней и всё… Да? Нет! Его бестолковость — это не порождение немощи или надвигающегося маразма — но жизнь в мудрости…

«Юность Максима» (1934), «Возвращение Максима» (1937), «Выборгская сторона» (1938) (режиссеры Григорий Козинцев, Леонид Трауберг)

Правда о нашей Революции и Спасении…
//«Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона» (1934‑1938)

«Трилогия о Максиме» — три фильма, созданных в Правде мечты, в Правде памяти, которая питала сотворение небывалого, в Правде воспоминаний об обстоятельствах рождения, что никто из нас никогда не проживает как “объективный” свидетель, но что входит в нашу кровь и плоть, на всю нашу жизнь…

«Забытые» - «Los olvidados» (реж. Луис Бунюэль)

Не разум спасает человека от чудовища в нём самом, не интеллект сохраняет человечество…
//«Забытые» (Л.Бунюэль, 1950)

Через 21 год после разрезания глаза в «Андалусском псе», столп сюрреализма Луис Бунюэль снял фильм по канонам итальянского неореализма и очень близко к советскому взгляду на мир. Но это был совсем другой мир…

«Бразилия» - «Brazil» (реж. Терри Гиллиам, 1985)

Когда людоед целует своего ребенка – он оценивает каков его ребенок на вкус?..
//«Бразилия» (Т.Гиллиам, 1985)

Проклятье и спасение человека — удерживать в своем сознании очень немногое. Забывать. Не думать. Отвлекаться. Уходить в себя. Представлять себя лишь инструментом в чужих руках. Не видеть очевидные сходства. Сочувствовать лишь немногим…

«Смерть коммивояжера» - «Death of a Salesman» (реж. Ф. Шлендорф, в гл.р. Дастин Хоффман, Джон Малкович, Стивен Лэнг, Кейт Рид)

Мы все – грезящие, мы все – блаженные…
//«Смерть коммивояжера»(1985)

Первое и главное, что нужно помнить — не будем надеяться, что главный герой фильма и пьесы болен, а мы нет, что он в шаге от смерти, а мы нет, что он сумасшедший, а мы нет.

«Лола» - «Lola» (реж. Жак Деми, в гл.р. Анук Эме 1961)

Сказка о городе и возвращении…
//«Лола» (Ж.Деми, 1961)

До «Шербурских зонтиков» Жак Деми снял маленький шедевр — экзистенциальный мюзикл с хеппи-эндом — …чтобы подарить грёзу надежды, что ожидание вознаграждается; чтобы пролить успокаивающие слезы любования чужим везением; чтобы укрепить душу сказкой о верности…

«Огни варьете» (реж. Федерико Феллини,1950)

Огонь полноты бытия, что питает и сжигает…
//«Огни варьете» (Ф.Феллини, 1950)

Оживить грезы. Войти в них. Предстать тем, кто ты не есть и кем ты никогда не будешь, войти в сознание смотрящих, завладеть им, заставить плакать и смеяться… Кто летит и сгорает на огне выдуманных историй? Актеры или их зрители? Те, кто отдают всю свою жизнь кривлянию на сцене, или те, кто растрачивают свою жизнь на опостылевшей «работе», чтобы вечером убежать в забытьё чужих грез?

«Много шума из ничего» – «Much Ado About Nothing» (реж. Кеннет Брана, 1993, Великобритания-США)

Два мира – два Шекспира: советский и британо-американский…
//«Много шума из ничего» (1993)

«Шекспир – сексист, расист и не любит ЛГБТ». Это слова из СМИ США и Великобритании, которыми бросалась в их «наше всё» их прогрессивная общественность все последние годы. На этом фоне фильм Кеннета Брана — образец адекватности: отрада глаз, ушей и разума…

«Золотой телёнок» — фильм 1968 года по одноименному роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова. Режиссер и автор сценария: Михаил Швейцер .

Достаточно ли миллиарда, чтобы заполнить пустоту на месте веры в человечество?.. //«Золотой телёнок» (1968)

Бухгалтер Корейко получал зарплату в 42 рубля. Средняя зарплата для похожей должности в 2019 году по России — 40 тыс. руб. — так что мечта Остапа Бендера о «миллионе на тарелочке с голубой каемочкой» в наших реалиях — это один миллиард рублей…

«Последний киносеанс» - «The Last Picture Show» (Питер Богданович, 1971)

Каждое новое поколение запутывается в одном и том же… Чем спасаемся мы?…
//«Последний киносеанс» (1971)

Думать только о том, чего у тебя нет; упрекать виноватых-других; жалеть себя; терять себя во влечении; убеждать себя, что твоя социальная роль и ты это одно и то же; быть как все… — это всё наши пути забвения — анестезия для заблудших душ.
Чем же спасает(ся) этот мир? Кто спасается в нем? Кто святой в этом мире, потерявшем веру?