Велико терпение Божье, если Он нас терпит такими…
//«Вальгалла: Сага о викинге» (Н.В.Рефн, 2009)

«Вальгалла: Сага о викинге» - «Valhalla Rising»  (Николас Виндинг Рефн, 2009) - фильм (фото, кадр)
«Вальгалла: Сага о викинге» / «Valhalla Rising» (реж. Николас Виндинг Рефн, в гл.р. Мадс Миккельсен, 2009, Дания-Великобритания): «… условный XI век; неговорящего раба по прозвищу Одноглазый держат в клетке; его выпускают лишь для боев, проигрыш в которых – смерть; бежав, герой встречает викингов, которые плывут в Иерусалим; их совместный путь прерывает туман на много-много дней; когда туман рассеивается перед выжившими предстает неизвестная земля…».
 

 
Николас Виндинг Рефн снял значимое кино. Значимое — как значимым является всё, что докапывается до перво-бытного в человеке — до того, что было, что есть и что будет пре-бывать в нас, пока мы люди…
Главное, чтобы не было только оно, чтобы не было так и только так… ведь есть в нас еще и помимо и выше этого, раз мы живем по большей частью не так как в фильме…
Как и в самом фильме есть это “помимо и выше” — помимо и выше вроде как прямо показываемого большинством его кадров — есть то, что не может не быть в честном произведении человека…

Фильм, прикрытый коммерческой маскировкой, читается как набросок великого произведения искусства. Ради того, что в нем пытается быть сказано, нужно потрудиться и заткнуть своего «штатного кинокритика», и работать-работать-работать душой. Душа ведь обязана трудиться. И фильм дает ей шанс.
А еще весь фильм свербит интеллектуальная машина внутри тебя и ты ищешь и находишь одну за другой аналогии, аллюзии, параллели и с историей, и с настоящим, и с всегда возможным будущим; также как в тебе начинает играть мальчишеское «что же режиссер, такой да этакий, заставил героев делать так, когда надо было так», «ах если бы они поступили так, то было бы о-го-го»… Но все это в себя надо заткнуть и постараться вобрать и расплести как можно больше из того, что хотели — что должны были хотеть — вложить авторы в это кино — кино раскрытия человеческого, всегда человеческого.

 

* * *

 
Людям нужны люди. И, даже если людей вокруг мало, они все равно найдут друг друга и превратят происходящее в ад.

Может ли быть по другому? — Может, если души людей взращены до человечности — до готовности увидеть человека не только в своих/равных, но и в чужих. Чтобы было так, приложить свои усилия должны многие поколения — очень многие поколения — чтобы Культура обуздала зверя в человеке.
Не приложили… или пришли те, кто разрушил построенное — тогда не останется иного как явиться во всей своей красе игрищам похоти, жадности, властолюбия и страха…

У человечества в том или ином уголке нашей маленькой планеты раз за разом случается приступ и рождаются стаи стервятников, которые разлетаются во все стороны, привлеченные такой заманчиво легкой возможностью отнять и присвоить уже сделанное другими. В ответ — звереют уже те, на кого налетают эти стервятники.

Потом всё немного успокаивается и цветы Культуры вновь прорастают. Причем и там, где, уже ставшие бывшими, стервятники свили себе новые гнезда.
Были ли открытыми стервятниками, привычные нам, Рюрик с компанией или они осели «по приглашению» — не делает картину одного из таких “разлетов” благостнее ни в одном из вариантов.
Были десятки других стай, которые не оставили после себя ничего, кроме пепелищ и еще десятки, которые, захватив пару деревень, растворились в соседях без следа, и еще десятки, которых просто перебили.

Так же как мало что меняло то, чем оправдывались набеги — тотемными божками или Христом. Вначале не меняло. Лишь много после — это почти совпадение в жестокости, но различие по внутреннему содержанию, прорастало решающим отличием — это различие оказывалось самым важным — когда «вдруг» появлялись чокнутые и отдавали свои жизни ради чужих им — когда деятельною любовью своею, своим непротивлением злу насилием пробивали трещины в циклопической стене зла, которыми огородились в смутные времена селения и племена…

 

* * *

 
И всегда, даже когда мир вокруг сходит с ума и все собираются грабить или прятаться — люди остаются разными. И разными бывает их путь. Фильм прекрасен наброском столь разных людей и судеб.

…Когда обитатели бедного захолустья вдруг прикасаются к Книге, в которой они читают про Землю Обетованную, и когда все вокруг приходит в движение, то в путь пойдет и 1) властолюбец-полусумасшедший-мечтатель, который поведет за собой еще и 2) сына трусливого, но преодолевающего свой страх страхом же перед отцом и любовью к нему одновременно; и 3) страдающий от разрывающегося своего доброго сердца отец, потерявший своих сыновей и пошедший в дорогу за призрачной сказкой, обещающей ему встретить их на пути освобождения Гроба Господня; и 4) соблазненный рассказами о богатстве, благодатных землях и рабах простой-завистливый-злой; и 5) верящий в любые каузальные объяснения, тайные знаки и скрытые от него знания, могущий убить даже ребенка ради магического эффекта, обыватель; и многие-многие другие.

А еще пойдет мальчик, привязанный душой и судьбой к страшному герою.

А что герой? А он им не был. Он просто умел терпеть и хорошо делать то, что должен, и старался избежать своей смерти. Когда же он понял, что она неминуема, то облегчил для себя её приход — облегчил сознанием её небессмысленности — попыткой обменять свою смерть на жизнь ребенка.
Может быть он окажется прав. И это хорошо. Это по-христиански.

Также хорошо, как история про пересилившего себя и поднявшегося над собой сына предводителя. Который, в своем самоотверженном решении спасти отца, нашел покой для своей души — даже если его тело тряслось от страха до самого последнего момента его жизни. И это решение было тоже по-христиански.

Но самые сильные мгновения истории — мгновения, когда умирающий человек, потерявший своих детей где-то далеко-далеко от той чужбины, где он останется навсегда, ободряюще улыбается чужому ребенку. Чтобы дать ему надежду. И не важно здесь знание насколько она реальна. Ведь надежда — это то, что питает нашу человечность и силы в любые времена — то, что приподнимает нашу душу над обреченностью смертью и открывает нам Вечность.
Надежда — отражение нашей улыбки в детских глазах.

 

* * *

 
А что индейцы? А они были такие же как пришельцы. Они охотились на чужих — они знали, что те могут привести еще кого-то — а чужие это всегда плохо…
И эта, вроде бы обороняющаяся, но мысль-зло — этот пра-национализм — приведет к тому, что через четыре столетия они окажутся полностью безоружными перед волной, готовых ко всему, чужаков и будут изгнаны с родных земель навсегда.
А ведь все могло бы быть по-другому. Могла начаться история еще одного Рюрика и его новой страны — история краснокожих русских…

Ну а так, чтобы оставить после себя след в этом новом-старом свете, по воле авторов, герой фильма сложил из камней каирн — исходно-изначальный жест человеческой Культуры — рукотворную невозможность — каменный крик о важном, столетиями ждущий тех глаз, которые его обязательно узнают и, о эта успокаивающая человека надежда на Вечность, — обязательно передадут весть о ней дальше.

 
 

Мадс Миккельсен в фильме «Вальгалла: Сага о викинге» - «Valhalla Rising»  (Николас Виндинг Рефн, 2009) - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 
 

 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ Пандемия. Европа. Чума. XIV век… Игра со смертью.
//«Седьмая печать» (Ингмар Бергман, 1957)
■ Ноша зла для доброго сердца…
//«Таксист» (Мартин Скорсезе, 1976)
■ В защиту колумбов. Экзистенциальная речь о людях par excellence…
// «Кон-Тики» (Х.Роннинг, Э.Сандберг, 2012)
■ Уродство зла. О верящих в Дьявола и не верящих в Бога…
// «Фауст» (Александр Сокуров, 2011)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

    1. [Сергей Е.]
      Поддерживаю. Фильм атмосферный, заставляет думать, «морщить мозг» в попытке понять и принять. Но, как любая сага, перенасыщен эпичностью. Режиссёр практически начисто удалил бытовой фон. Характеры героев на фоне звенящей пустоты выглядят словно нарисованные чёрной тушью на алом шёлке. Я бы не отнес его к историческим реконструкциям: по своему опыту скажу, что многие «эпические истории» при своём рождении были более обыденными, имели гораздо меньше пафоса и мифологичности.
      Для меня эта лента — инструмент, который позволяет глубже заглянуть в самого себя.

      `
      [КкП]
      Сергей Е., спасибо, очень точно сказано.
      «инструмент, который позволяет глубже заглянуть в самого себя» — практически дословный лозунг проекта «КиноКакПовод», и, вообще, любого настоящего искусства. )

      И, конечно же, не стоит ждать от фильмов «исторической реконструкции», — это дело историков. Главное дело «исторических декораций» в любом фильме — не насочинять в такой степени, чтобы сделать ложью взаимодействие человеческих душ.

      Что же касается противоречия «эпичность» vs. «бытовуха», то эпичность, всегда это то, что рождается во взгляде смотрящего на события, а не то нечто особенное, что физически происходит.
      «Физически» с нами всегда происходит одно и тоже — грязь, пот, боль, кровь, усталость, следование служебным инструкциям… Только понимание смысла происходящего превращает всё это в эпос, или трагедию, или фарс…

      Как-то так

    2. [Бова]
      …пропаганда норманского вранья. Кстати в фильме этого нет, фильм интересный.

      `
      [Ел Аг]
      Бова, Отрицаете существование Рюриковичей ?
      Хорошо, что фильм вам понравился, т.е. вы хотя бы не отрицаете реальность существования цивилизации викингов/варягов, которое в этот период существовали набегами/грабежами и контролем торговых путей.
      Если вы не отрицаете существования развитой восточнославянской цивилизации (государства), то вы вряд ли отрицаете существование развитого культурного обмена восточных славян и с севером, и с западом, и с югом — в т.ч. обмена военных практик и пр.
      Собственно статья, наверное, про это — про то, что уничтожение «чужаков»/ грабеж «слабых»/ насильственное насаждение исключительно своих представлений, а не попытка наладить контакт — путь для цивилизации в никуда…
      Пещерный национализм — путь в никуда. Что многажды в истории было доказано.

      `
      [КкП]
      Ел Аг, и это то, что на поверхности).
      А собственно интерес наш в настоящем кино — люди-человеки… их существование между небом и землей, их надежда, их верность себе перед вечностью…

      `
      [edge read]
      Ел Аг, про «грабеж слабых … путь в никуда» я бы поспорил — история стран/империй — это именно про это…
      (хотя, конечно, умные страны/империи не грабили в ноль, а старались заимствовать полезное и «оставлять на посев следующего урожая» )

      `
      [Ел Аг]
      edge read, уточнение, к сож., правильное…

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


Постер фильма «Звездные войны»

«Звездные войны» – антисоветский и антихристианский проект – если и можно его смотреть детям, то только с IV эпизода…

Джордж Лукас не только продвигал пропаганду США в борьбе с СССР, но и в итоге построил антихристианский и предельно плоский мир, унижающий человека…

«Юность Максима» (1934), «Возвращение Максима» (1937), «Выборгская сторона» (1938) (режиссеры Григорий Козинцев, Леонид Трауберг)

Правда о нашей Революции и Спасении…
//«Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона» (1934‑1938)

«Трилогия о Максиме» — три фильма, созданных в Правде мечты, в Правде памяти, которая питала сотворение небывалого, в Правде воспоминаний об обстоятельствах рождения, что никто из нас никогда не проживает как “объективный” свидетель, но что входит в нашу кровь и плоть, на всю нашу жизнь…

«Нежность» (реж. Эльёр Ишмухамедов, 1966)

Человеческое сердце – всегда больное сердце…
//«Нежность» (1966)

Наше больное сердце выбрасывает нас из механичности событий и дарит счастье. Счастье узнать то, что больше всех механизмов пространства и времени вместе взятых. Счастье смотреть на весну, счастье видеть радость других и проживать его как своё. Счастье любить и видеть любовь других.
И счастье понимания чуда жизни человеком. Чуда, которое не может не быть хрупким. Самым хрупким из существующего. Которое надо беречь во что бы то ни стало. До конца, до последнего удара сердца.

Кейт Бекинсейл и Татьяна Веденеева («Много шума из ничего» 1993 и 1973)

Советская возвышающая мечта…
//«Много шума из ничего» (1973)

Необходимо жить в Советском Союзе 70х чтобы снять так… Мир полдня — мир советской фантастики, перенесенный на планету, чем-то похожую на Средиземноморье, планеты Земля, эпохи Возрождения. Идеальный мир, идеальные люди, идеальные чувства…

«Бразилия» - «Brazil» (реж. Терри Гиллиам, 1985)

Когда людоед целует своего ребенка – он оценивает каков его ребенок на вкус?..
//«Бразилия» (Т.Гиллиам, 1985)

Проклятье и спасение человека — удерживать в своем сознании очень немногое. Забывать. Не думать. Отвлекаться. Уходить в себя. Представлять себя лишь инструментом в чужих руках. Не видеть очевидные сходства. Сочувствовать лишь немногим…

«После работы» - «After Hours» (реж. Мартин Скорсезе, 1985)

Попытка побега из своей скорлупы…
//«После работы» (М.Скорсезе, 1985)

Taxi Driver не может жить, видя «вот это вот всё», After Hours человек виляет между жизнями, пытаясь проскользнуть между капельками дождя… Смертоубийственная комедия жизни человека, который хочет спастись, не изменившись сам и не меняя ничего вокруг.

«Отрыв» - «Taking Off» (Милош Форман, 1971)

Комедия поколений — отрыв, взлет, сброс, ампутация… подражание, съемка…
//«Taking off» (М.Форман,1971)

Перед «Пролетая над гнездом Кукушки» Милош Форман снял именно этот фильм. Фильм про детей, родителей, хиппи, музыку, травку и любовь. Фильм про зависимость человека, которая становится еще заметнее именно у тех, кто объявляет себя разрушителями и освободителями от старого и прежнего. И фильм про заботу, которая может не значить любовь…

«По поводу Ниццы» - «A propos de Nice» (1930)

Уже не живая Европа…
//«По поводу Ниццы» (Жан Виго, 1930)

Жан Виго – икона кинематографа. Больной туберкулезом, в 24 года на последние деньги он купил камеру. Чтобы снимать людей и время; чтобы предостеречь людей от них самих и от наступающего времени; чтобы защитить слабых; а еще, чтобы сказать миру — «Нате!».

«Четыреста ударов» - «Les quatre cents coups» (Франсуа Трюффо, 1959)

Зло не ходит по улицам под бой барабанов…
//«Четыреста ударов» (1959)

Мы, в своих утешающих фантазиях, всегда хотим думать, что зло творят злодеи. Что есть такие специальные люди, которые живут и думают — как бы сейчас сделать зло. … Реальностью же является то, что нет никакой метки на человеке, который буквально в следующий миг совершит зло.

«Баллада о солдате» (реж. Григорий Чухрай, 1959)

Будь проклята война…
//«Баллада о солдате» (Г.Чухрай, 1959)

Будь проклята смерть. Будь проклята разлука навсегда. Будь проклято всё, что происходит навсегда и безвозвратно. Будь проклята война — миллионнократная разлука и смерть — миллионнораз разорвавшая навсегда и безвозвратно жизни людей…

«Когда я стану великаном» (реж. Инна Туманян, в гл.р. Михаил Ефремов, 1979, СССР)

Конец вечности детства…
//«Когда я стану великаном» (И.Туманян, 1979)

Что может быть прекраснее и ранимее юной души? Пожалуй, лишь советская традиция “школьного кино” умела предельно бережно касаться её. Умела возвысить и героев, и нас, зрителей. Только в советских фильмах столь изящно открывался мир поэзии, мир влюбленности, мир обезоруживающей искренности, сложности и трагичности “почти взрослых чувств”…