Два мира – два Шекспира: советский и британо-американский…
//«Много шума из ничего» (1993)

«Много шума из ничего» - «Much Ado About Nothing»   (реж. Кеннет Брана, 1993) - Кеннет Брана, Майкл Китон, Роберт Шон Леонард, Киану Ривз, Эмма Томпсон, Дензел Вашингтон, Ричард Брирс, Кейт Бекинсейл - фильм (фото, кадр)
«Много шума из ничего» – «Much Ado About Nothing» (реж. Кеннет Брана, 1993, Великобритания-США). В главный ролях: Кеннет Брана, Майкл Китон, Роберт Шон Леонард, Киану Ривз, Эмма Томпсон, Дензел Вашингтон, Ричард Брирс, Кейт Бекинсейл.
 

 
часть 2  (начало здесь)

Поймем и простим чернокожесть принца…
//«Много шума из ничего» – «Much Ado About Nothing» (1993)

 

Кеннет Брана — один из тех немногих, на кого мы еще можем надеяться, что они сохранят в живом виде классическую культуру Британии.
Мы вот тут не знаем, а с 2018 года в Великобритании и США во всех основных СМИ, на фоне всепобеждающего движения “MeToo”, регулярно происходили «наезды» на их собственного Вильяма их Шекспира.
Прямым текстом прогрессивная общественность вещала, что Шекспир — сексист, расист и недостаточно любит ЛГБТ. И это при том, что все прогрессивные англосаксонские театральные и кино-деятели по обе стороны океана уже не одно десятилетие ставят пьесы Шекспира, где мужчин играют женщины, старики молодых, цветные белых, гетересексуальные роли переделывают в гомосексуальные, добавляют садо-мазо вставки, действие переносится из дворцов в бетонные коробки или трущобы и т.д., и т.п.

На этом фоне всё, что ставил Кеннет Брана, а ставил он Шекспира, слава богу, чуть не всего, — это образец адекватности — отрада глаз, ушей и разума.
Поэтому будем благодарны, что в фильм Брана включил всего одного чернокожего персонажа, тем более, что в 1993 году это было вполне интересно, свежо и имело хоть какой-то смысл, кроме страха перед всепобеждающей поступью «политкорректности», который мы наблюдаем сейчас.

Если же кому-то, все-таки, не дает покоя, почему принц арагонский (Дон Педро) — чернокож, извольте, можно предложить вполне разумное объяснение, которое еще и обогатит мотивацию героев в наших глазах.

 

Предположите, что отец принца ходил направо и налево и произвел на свет несколько бастардов. Но признал он законным наследником только одного из них — сына чернокожей пленницы, в которую он влюбился без памяти в одном из военных походов (предположим даже, что она была еще и какая-нибудь африканская принцесса с хорошим наследством в виде пары провинций — для разумности обоснования выбора). Соответственно, другой бастард (Дон Хуан) имеет все основания и ненавидеть своего единокровного брата, и попытаться занять его место (тем более, что степень чернокожести Дона Педро заставляет подозревать, что он сын не правителя Арагоны, а неизвестного чернокожего любовника своей матери)… Вот такая вот могла там быть история.

 

. . .

 

Но вернемся к собственно фильму. И условностью одежды и, главное, характером эмоциональных реакций персонажей Кеннет Брана перенес действие пьесы в  условную Америку 19 века. Наверное, он хотел тем самым сделать Шекспира более понятным для широких англосаксонских масс. Вот только приблизив произведение к среднему американцу, он отдалил её от того Шекспира, которым живем мы — от Шекспира как вершины человеческой культуры. Шекспира, который даже в своих комедиях возвышает наш дух, а не только веселит и развлекает.
В этом смысле Кеннет Брана проигрывает почти по всем статьям фильму Самсона Самсонова 1973 года.

И хотя сам Кеннет Брана в роли Бенедикта столь же хорош, как и Константин Райкин, но общий актерский ансамбль и, главное, дух благородства, чистоты и едва не произошедшей Трагедии — все это в пользу нашего фильма.

Повторимся, что особенно всё это заметно в кульминационной сцене ложного обвинения. Там, где у Самсонова наше сердце обрывается от негодования за вторжения Зла в мир Доверия и Любви, где мы в ужасе от угрозы тотального разрушения такой (как теперь оказалось) хрупкой в своей красоте вселенной человеческого благородства — там у Браны мы лишь с горечью наблюдаем за еще одним разрушением отношений между обреченно несчастными в своей сердцевине «обычными людьми»…

Фильм Кеннета Браны задействует почти все ресурсы кино-натуралистичности 1990х, возможные для комедий Шекспира. Фильм Самсона Самсонова целиком разворачивается на территории классического театра… но в памяти след оставляет ярче именно наш фильм.

Посмотрите оба — они стоят того и сами по себе, и, особенно, чтобы сравнить и оценить тот высочайший уровень, на который был поднят советский театр и кинематограф.

 
 

«Много шума из ничего» (реж. Кеннет Брана, 1993) - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

 

 

 
О советской экранизации см. здесь:
«Много шума из ничего» (реж. Самсон Самсонов, 1973, СССР) — Советская возвышающая мечта…

 
 

Другие статьи, поводом к которым стали советские экранизации:
■ О беспредельной доброте Леонова, что победила бесчеловечность в пьесе…
//«Обыкновенное чудо» (Марк Захаров, 1978)
■ Достаточно ли миллиарда, чтобы заполнить пустоту на месте веры в человечество?
//«Золотой телёнок» (Михаил Швейцер, 1968)
■ О настоящем герое главного советского фильма, “воспевающего неверность”…
//«Соломенная шляпка» (Леонид Квинихидзе, 1974)
■ Когда чужая боль больнее…
//«Чучело» (Ролан Быков, 1983)

 

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. и кстати,
    о массовости присутствия Шекспира в культурной жизни широких англосаксонских масс:
    постановка 1993 года Кеннеты Брана — это первый (!) звуковой англоязычный кинофильм по этой пьесе Шекспира
    (до этого был немой фильм 1913 года и несколько телефильмов)
    вот такое вот наглядное свидетельство культурной сегрегации/кастовости в почти миллиардном англоязычном мире…

    1. [Дмитрий Скапец]
      Моя любимая пьеса Шекспира. Понравились обе экранизации, но ни одна, к сожалению, не оказалась для меня идеальной! Бенедикт Райкина показался слишком веселым, Бенедикт Браны несколько глуповатым. Для Беатриче, если бы взять что-то среднее между Эммой Томпсон и Галиной Логиновой… Дон Педро отличный парень, все равно, кто его играет, чернокожий или белокожий. Дон Хуан правда лучше в советском фильме. Как и сцены с полицейскими, в фильме Браны они странные и скорее отвращают. Еще очень нравится песня Бальтазара в британском фильме. Голосом исполнителя напомнила песню из Ромео и Джульетты Дзеффирелли. Также хорош финальный хоровый вариант.

      `
      [Елена Иванова]
      Брана по всей видимости любит атмосферу 19 века, он и Гамлета помнится туда же переносил
      А вообще он конечно молодец, большое дело делает

      А наши советские постановки Шекспира нежно люблю и регулярно пересматриваю
      Помнится, в начале 90-х посмотрела «Укрощение строптивой» с Элизабет Тейлор и первой же мыслью после его просмотра была: Людмила Касаткина — гениальная актриса

      `
      [Инесса А.]
      Я бы тоже на месте дона Хуана возмутилась бы — если дети все бастарды, то почему он должен быть законным наследником, а не я?, «тем более, что степень чернокожести Дона Педро заставляет подозревать, что он сын не правителя Арагоны, а неизвестного чернокожего любовника своей матери»! )))))
      А за то, что делается сейчас в театре и за то,как изгаляются над классикой,- европейцы ещё ответят, после того, как их пресловутая ТОЛЕРАНТНОСТЬ выйдет им боком))))).
      Толерантность — это медицинский термин, это : «снижение или полное отсутствие нормальной реакции на какое-либо лекарственное или иное вещество, вызывающее проявление в организме определенных симптомов.» (Большой толковый медицинский словарь. 2001). Ничего хорошего, к сожалению….

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«Последний киносеанс» - «The Last Picture Show» (Питер Богданович, 1971)

Каждое новое поколение запутывается в одном и том же… Чем спасаемся мы?…
//«Последний киносеанс» (1971)

Думать только о том, чего у тебя нет; упрекать виноватых-других; жалеть себя; терять себя во влечении; убеждать себя, что твоя социальная роль и ты это одно и то же; быть как все… — это всё наши пути забвения — анестезия для заблудших душ.
Чем же спасает(ся) этот мир? Кто спасается в нем? Кто святой в этом мире, потерявшем веру?

Мадс Миккельсен в фильме «Вальгалла: Сага о викинге» - «Valhalla Rising» (Николас Виндинг Рефн, 2009)

Велико терпение Божье, если Он нас терпит такими…
//«Вальгалла: Сага о викинге» (Н.В.Рефн, 2009)

Людям нужны люди. Чтобы сделать ад на земле. И, даже если людей мало, они все равно найдут друг друга… Может ли быть по другому? — Может, если Культура и Вера обуздали зверя в человеке…

«Аритмия» (реж. Борис Хлебников, в гл.р. Александр Яценко, 2017)

Самоотречение. О тех, кто спасают(ся)…
//«Аритмия» (Б.Хлебников,2017)

Врач – тот, кто должен побеждать смерть. Вот так всё просто. Каждый день. В нелепости нашего бытия… Плата – жизнь, чужая и своя. Награда – тоже жизнь и шанс быть настоящим…

«Забытые» - «Los olvidados» (реж. Луис Бунюэль)

Не разум спасает человека от чудовища в нём самом, не интеллект сохраняет человечество…
//«Забытые» (Л.Бунюэль, 1950)

Через 21 год после разрезания глаза в «Андалусском псе», столп сюрреализма Луис Бунюэль снял фильм по канонам итальянского неореализма и очень близко к советскому взгляду на мир. Но это был совсем другой мир…

«КиноКакПовод» — тексты на экзистенциальные темы,
тексты не “про кино” — не пересказы сюжетов, не искусствоведческие (де)конструкции, не выискивания “зашифрованных смыслов” и, тем более, не собирание околокиношных баек;
каждый фильм здесь — начало разговора — повод и помощь в разби­рательстве с «жизнью и смертью, судьбой и свободой, другими и собой…»;
большинство фильмов здесь — [горькое] лекарство для души, честный взгляд на человека, шанс выйти за границы теперешнего себя.
«Бразилия» - «Brazil» (реж. Терри Гиллиам, 1985)

Когда людоед целует своего ребенка – он оценивает каков его ребенок на вкус?..
//«Бразилия» (Т.Гиллиам, 1985)

Проклятье и спасение человека — удерживать в своем сознании очень немногое. Забывать. Не думать. Отвлекаться. Уходить в себя. Представлять себя лишь инструментом в чужих руках. Не видеть очевидные сходства. Сочувствовать лишь немногим…

«Смерть коммивояжера» - «Death of a Salesman» (реж. Ф. Шлендорф, в гл.р. Дастин Хоффман, Джон Малкович, Стивен Лэнг, Кейт Рид)

Мы все – грезящие, мы все – блаженные…
//«Смерть коммивояжера»(1985)

Первое и главное, что нужно помнить — не будем надеяться, что главный герой фильма и пьесы болен, а мы нет, что он в шаге от смерти, а мы нет, что он сумасшедший, а мы нет.

«Пять легких пьес» (1970)

(не)Жить чужой жизнью…
//«Пять легких пьес» (1970)

Он был талантливым ребенком талантливых родителей; его успех был гарантирован; ему подарили уже готовую жизнь… Но где в этом был он сам? А он сам — это и есть та плата, которую с него взяли, его не спросив…

«Лола» - «Lola» (реж. Жак Деми, в гл.р. Анук Эме 1961)

Сказка о городе и возвращении…
//«Лола» (Ж.Деми, 1961)

До «Шербурских зонтиков» Жак Деми снял маленький шедевр — экзистенциальный мюзикл с хеппи-эндом — …чтобы подарить грёзу надежды, что ожидание вознаграждается; чтобы пролить успокаивающие слезы любования чужим везением; чтобы укрепить душу сказкой о верности…

«После работы» - «After Hours» (реж. Мартин Скорсезе, 1985)

Попытка побега из своей скорлупы…
//«После работы» (М.Скорсезе, 1985)

Taxi Driver не может жить, видя «вот это вот всё», After Hours человек виляет между жизнями, пытаясь проскользнуть между капельками дождя… Смертоубийственная комедия жизни человека, который хочет спастись, не изменившись сам и не меняя ничего вокруг.

«Baby Driver» (2017) - фильм (фото, кадр)

Baby Driver — мюзикл эпохи «серебряного века» Голливуда…
//«Малыш на драйве» (2017)

Удовольствие здесь — в подробностях, полутонах и оттенках “того же самого”, радость здесь — “между”, “вскользь” и “поверх” — фильм лишь начинает мелодию, лишь обозначает движение, а завершаться они должны во внутреннем мире воспринимающего. Так и рождается высокое удовлетворение заката искусства…