(не)Жить чужой жизнью…
//«Пять легких пьес» (1970)

Фильм об использовании человека человеком, фильм о поиске одними удобной норки и о пребывании в ней других, фильм о том, кто не согласен на такие правила, но кого жизнь раз за разом берет в оборот своих скучных игр.

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)
«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США): «…нефтяник Роберт Дюпи живет в городке в Техасе; его девушка работает официанткой; никто не знает, что когда-то Роберт был пианистом… однажды ему приходит сообщение, что его отец при смерти…».
 

…Он родился и вырос в доме большого музыканта, его, как и других детей, натаскали играть классическую музыку. Вполне возможно, что к музыке у них у всех был талант, но за них уже всё решили без всякого поиска себя — без всякого риска — без риска, который никогда не отделим от подлинного призвания — ведь что это за Дело, что это за создание Нового, если результат заранее гарантирован?

Им приготовили уже готовую колею, по которой всё, что требовалось —  это катиться ровно-ровно и не вилять — и тогда они с гарантией собьют все «кегли» и сорвут все «призы»…

 

Но каково это —  обнаружить себя уже живущим «готовой жизнью»? Где же ты сам? А ты сам — это та плата, которую с тебя взяли, тебя не спросив. Ты оплатил собой свою «комфортную жизнь»…

Сестра героя осталась в колее — она исполняет музыку, которой её научили, и имеет успех… только вот иногда её жизнь чужой жизнью выходит наружу — она пошло становится «не в себе»… (Но и её сумасшествие вполне устраивает тех, кто кормится с её умения нажимать на клавиши.)
Старший брат героя тоже пошел по удобной дорожке и остался навсегда марионеткой — марионеткой, довольной своим положением — он так и не научился видеть себя со стороны — ведь себя-то там и нет, а есть удобный клоун, которого использует ухватистая девица, живущая за счет него в своё удовольствие…

А что же герой — а он попытался убежать — в другой штат, в другой быт, в другую работу, в другие удовольствия, в другую жизнь…   и попался на крючок — простой и пошлый в своей незамутненности — он погрузился в мир записных жертв социума-монстра (капиталистического социума) без всякой мишуры «высокого искусства» и высоколобого бла-бла…

В него вцепилась как в свой лучший шанс дурочка из местной бара и начала разыгрывать свою нехитрую стратегию «соблазна»-«жертвы»-«шантажа». Она попыталась присвоить его жизнь и смастерить для себя из его шкуры своё «уютное гнездышко»…

 

«Другой» мир нашего героя населен персонажами, чьи ходы уже давно расписаны, которые кидаются на любой, как они думают, «шанс» с обреченностью автомата.
Что у них на душе? Что у него на душе?
У них мы видим — пустота и жалобы. Жалобы не на пустоту, а на первые попавшиеся «неудобства» и «обиды», как будто в этих «неудобствах» и «обидах» всё дело…
(Прекрасна история «девушки с ямочкой на подбородке», которая обижена на свою мать и привязана этой своей обидой к амплуа неудачника на всю «свою» жизнь — так проживает она в своем несчастье чужую жизнь, подаренную ей жестокосердием её родительницы…
Не менее прекрасна история «чокнутой хиппи», чьи обиды разрослись на всё человечество и которая потеряла себя в них окончательно и бесповоротно… )

А что у героя? А в сознании героя, к его несчастью, есть зазор — он, убежавший из одной колеи, обречен наблюдать, как всё время скатывается в другие —  еще более чужие ему. И от этого своего знания он обречен на еще большие страдания —  он лишен возможности даже ненадолго успокоиться в обывательской обиде и в бесконечном круге каузальных построений игры в поиск виновного…

Он «ничего не чувствует»  —  он беззвучно рыдает в пустоте бессмысленного пространства построенного людьми для людей, в котором им всем нет их особого места, в котором они как именно они никому не нужны…

 

И лишь воспоминания из детства, лишь близость с теми, с кем ты появился на этот свет, на пару мгновений возрождает свет в душе… чтобы затем тьма и пустота стали еще горше…

 

P.S.
Ну и последний гвоздик — а был ли его первоначальный «бунт» именно его бунтом, не разыграл ли он своим выпрыгом из колеи «успешного музыканта» лишь навязанный ему сценарий, который его родители даже вписали ему в его имя — Robert Eroica Dupea ?…

 
 

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

 
 

Кадры из фильма:

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США) - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США) - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

«Пять легких пьес» / «Five Easy Pieces» (реж. Боб Рейфелсон,1970, США)  - Джек Николсон - фильм (фото, кадр)

 
 
 

Продолжение разговора в других декорациях см. в статьях // фильмах:

■ Цель достигнута. И ?…
//«Стыд» (С.МакКуин, 2011)
■ Кое-что из головы 25-летнего режиссера…
//«Почему рехнулся господин Р?» (Фассбиндер, 1970)
■ Бессилие слов и боли…
//«Ложное движение» (Вим Вендерс, 1975)
■ Человек никогда не может выстоять один против мира…
//«Трамвай Желание» (Э.Казан, 1951)
■ Про семью как панцирь, что нас (не)сберегает…
//«Алиса здесь больше не живет» (М.Скорсезе, 1974)
■ Смертоубийственная комедия побега из своей скорлупы…
// «После работы» (М.Скорсезе, 1985)
■ В защиту колумбов. Экзистенциальная речь о людях par excellence…
// «Кон-Тики» (Х.Роннинг, Э.Сандберг, 2012)

■ Самоотречение. О тех, кто спасаются…
//«Аритмия» (Б.Хлебников, 2017)
■ Три дороги для одинокого человека: путь служение другим, путь свободы, путь надежды… // «Короткие встречи» (Кира Муратова, 1967)

 
 

Тексты также публикуются и обсуждаются на странице Facebook «КиноКакПовод», в жж 4elovek-zritel, на КиноПоиске и канале Яндекс.Дзена — присоединяйтесь!

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ // ФИЛЬМУ :

  1. [«медленное чтение» — фразы-смыслы текста/фильма для обдумывания еще] :

    1. «…за них уже всё решили без всякого поиска себя — без всякого риска — без риска, который никогда не отделим от подлинного призвания — ведь что это за Дело, что это за создание Нового, если результат заранее гарантирован?…
      Им приготовили уже готовую колею, по которой всё, что требовалось — это катиться ровно-ровно и не вилять — и тогда они с гарантией собьют все «кегли» и сорвут все «призы»…»


      [ Талант ли тот, кто проживает без поиска себя — или он просто автоматически живет за счет внесенных в него/ отдрессированных в нем умений — такой себе музыкальный, словесный и пр. автомат — проживающий жизнь не приходя в сознание?
      А каждодневные сомнения? — Не есть ли это поиск себя и бывает ли талант без сомнения?
      Талант — дар — это то, что является каждый раз как новое — без гарантий. Если же некто использует раз за разом “удачный” ход, живет в непрерывном автоповторе — то где в нем талант — где в нем человек?
      Человек — это всегда риск. ]

    2. «…каково это — обнаружить себя уже живущим «готовой жизнью»? Где же ты сам? А ты сам — это та плата, которую с тебя взяли, тебя не спросив. Ты оплатил собой свою «комфортную жизнь…»

    3. «…Сестра героя осталась в колее — она исполняет музыку, которой её научили, и имеет успех… только вот иногда её жизнь чужой жизнью выходит наружу — она пошло становится «не в себе»… (Но и её сумасшествие вполне устраивает тех, кто кормится с её умения нажимать на клавиши.) Старший брат героя тоже пошел по удобной дорожке и остался навсегда марионеткой — он так и не научился видеть себя со стороны — ведь себя-то там и нет, а есть удобный клоун, которого использует ухватистая девица, живущая за счет него в своё удовольствие……»


      [ люди разрешают себе жить за счет других — может быть внутри им слегка некомфортно от этого, но люди умеют уговаривать себя, что те, за счет кого они живут, тоже в общем-то особо не страдают, а если и страдают, то это их такая судьба/ такими они уродились… что ж поделаешь — зато хоть для других (для тех, кто “умеет жить”) от их страданий будет хоть какая-то польза ]

    4. «…герой — он попытался убежать — в другой штат, в другой быт, в другую работу, в другие удовольствия, в другую жизнь… и попался на крючок — простой и пошлый в своей незамутненности…»


      [ убегая из, с рождения опутывающего тебя связями, твоего сообщества в другое сообщество — ты получаешь меньше себя, а не больше — ведь в прежнем мире ты умел огораживать себя хотя бы минимально и умел видеть путы (ведь ты же мучился от них)… в новом же сообществе — ты или оказываешься в пустоте и/или вынужден усиленно исполнять новую роль, отодвинув сокровенного себя в самый-самый дальний чулан памяти ]

    5. «…он погрузился в мир записных жертв социума-монстра (капиталистического социума) без всякой мишуры «высокого искусства» и высоколобого бла-бла…»


      [ люди, обреченные на повышенную интенсивность рефлексии — обреченные или традицией их сообщества или просто уродившиеся такими, — находят себе успокоительное в искусстве, другие же ищут забытье в более простых ритуалах и химии ]

    6. «…в него вцепилась как в свой лучший шанс дурочка из местной бара и начала разыгрывать свою нехитрую стратегию «соблазна»-«жертвы»-«шантажа». Она попыталась присвоить его жизнь и смастерить для себя из его шкуры своё уютное гнездышко…»


      [ чем физически тяжелее жизнь человека, чем больше угроза для него реальной нехватки еды, болезни, непрерывной усталости — тем меньше и меньше у него рефлексии по поводу переживаний других людей, тем легче он их использует ]

    7. «…мир населен персонажами, чьи ходы уже давно расписаны, которые кидаются на любой, как они думают, «шанс» с обреченностью автомата. Что у них на душе? Что у него на душе? У них мы видим — пустота и жалобы. Жалобы не на пустоту, а на первые попавшиеся «неудобства» и «обиды», как будто в этих «неудобствах» и «обидах» всё дело…»


      [ жизнь в постоянной угрозе бедности и нищеты оскотинивает (погружает в бесчеловечные автоматизмы) очень и очень быстро — оставляя человечности являть себя лишь в жалобах (и жалобы ведь правомочные — так хочется думать, что стоит только отвести от себя угрозу скотской жизни, как человек в тебе — твоя детская мечта быть хорошим — распрямится), только немногие “не от мира сего” способны еще иметь в себе отсвет высоких смыслов ]

    8. «…история «девушки с ямочкой на подбородке», которая обижена на свою мать и привязана этой своей обидой к амплуа неудачника на всю «свою» жизнь … …история «чокнутой хиппи», чьи обиды разрослись на всё человечество и которая потеряла себя в них окончательно и бесповоротно…»


      [ неправильность своей жизни, в которой обнаруживает себя человек, естественным образом человек объясняет себе или конкретным “виновником” в своем прошлом и/или “всеобщим злом” — менять реальные текущие отношения между людьми, которые могли бы спасти и его, и его страну, для человека, погруженного в автоматизм катящегося колеса общества, невозможно ]

    9. «…А что у героя? А в сознании героя, к его несчастью, есть зазор — он, убежавший из одной колеи, обречен наблюдать, как всё время скатывается в другие — еще более чужие ему. И от этого своего знания он обречен на еще большие страдания — он лишен возможности даже ненадолго успокоиться в обывательской обиде и в бесконечном круге каузальных построений игры в поиск виновного…»


      [ человек — есть тот, кто всегда между, — кто обречен иметь возможность быть (и знать об этом!) вне всех и всяческих обстоятельств — но, если он привязан “своим” (своими желаниями, своими чувствами), то он может забываться — если же он разрывает (ему разрывают) часть своих связей, то его бытие-между становится для него во всей разрывающей его душу реальности ]

    10. «…он беззвучно рыдает в пустоте бессмысленного пространства построенного людьми для людей, в котором им всем нет их особого места, в котором они как именно они никому не нужны…»

    11. [но человек — это не только холод разрыва, но и теплота со-единения
      — длить/возобновлять/порождать со-единение во власти человека, как и отринуть его,
      человек в себе (и относительно себя) — свободен,
      хотя он и не просил этого, но мог ли он хоть что-то просить, если бы не был свободен — был ли бы он собой
      …]

      «…и лишь воспоминания из детства, лишь близость с теми, с кем ты появился на этот свет, на пару мгновений возрождает свет в душе… чтобы затем тьма и пустота стали еще горше…»

      «…а был ли его первоначальный «бунт» именно его бунтом, не разыграл ли он своим выпрыгом из колеи лишь навязанный ему [подаренный ему] сценарий…»

Добавьте свой комментарий

(для комментирования выберите аккаунт Facebook, ВКонтакте или Google или введите имя и e‑mail ниже)

получать уведомления об ответах


«Старики-разбойники» (реж. Эльдар Рязанов, 1971)

Зачем быть честным, если скоро умирать?…
//«Старики-разбойники» (1971)

Он потерял всё: работу и её смысл, семью, дом, здоровье, остроту ума… Его уже нет. Жизнь развеялась как дым — пара лет, пара месяцев, а, может, дней и всё… Да? Нет! Его бестолковость — это не порождение немощи или надвигающегося маразма — но жизнь в мудрости…

«Аритмия» (реж. Борис Хлебников, в гл.р. Александр Яценко, 2017)

Самоотречение. О тех, кто спасают(ся)…
//«Аритмия» (Б.Хлебников,2017)

Врач – тот, кто должен побеждать смерть. Вот так всё просто. Каждый день. В нелепости нашего бытия… Плата – жизнь, чужая и своя. Награда – тоже жизнь и шанс быть настоящим…

«Тихоокеанский рубеж» - «Pacific Rim» (реж. Гильермо дель Торо, 2013)

ответ на вечный вопрос: Почему побеждать монстров могут только человекообразные роботы?…
//«Тихоокеанский рубеж» (2013)

Быть талантливым — это значит мочь вовлечь в свою игру в солдатики миллионы людей и поделиться с ними своей радостью. Дель Торо — талантлив. А еще он сумел не испачкать мир, в который нас приглашает, — не испортил всё в любимой игре жестокостью и низостью. А поднял на свет — благородство, сопереживание, самоотверженность и чувство долга.

zemlianichnaia-poliana-1957_!prev - фильм (фото, кадр)

Сон жизни…
//«Земляничная поляна» (И.Бергман, 1957)

Мы обезболиваем себя безумной надеждой — «это сон». «Всё сон»… Настоящее — там и тогда, где нет боли, зла, неудачи. Где есть второй и третий, и тысячный шанс исправить. Где нет расставания, нет болезни, нет смерти. Где все рядом и навсегда. Где нет времени… Настоящие — по ту сторону прикрытых глаз…

«Ускользающая красота» - «Stealing Beauty» (Бернардо Бертолуччи, 1996) - Лив Тайлер

Как удержать жизнь, утекающую сквозь пальцы? Оплести гармонией время…
//«Ускользающая красота» (Б.Бертолуччи, 1996)

Красота человека. Волнующая, притягивающая к себе, обволакивающая тебя собой. Она так хрупка… Как можно быть без этой красоты. Без этой невыразимой естественности бытия… Жизнь? Её ровно столько же у старика, как и у юнца. Сейчас, сегодня. У старика нет завтра? У молодого его тоже ведь нет. Но он думает что есть. Обещание жизни ценнее, чем сама жизнь. Мы грезим вечностью в своих желаниях…

Мадс Миккельсен в фильме «Вальгалла: Сага о викинге» - «Valhalla Rising» (Николас Виндинг Рефн, 2009)

Велико терпение Божье, если Он нас терпит такими…
//«Вальгалла: Сага о викинге» (Н.В.Рефн, 2009)

Людям нужны люди. Чтобы сделать ад на земле. И, даже если людей мало, они все равно найдут друг друга… Может ли быть по другому? — Может, если Культура и Вера обуздали зверя в человеке…